Беркутчи: легендарные ловцы орлов в горах Алтая

Орлы и люди в фотографиях Андрея Шапрана

Беркут — огромный орел с размахом крыльев до 2 метров. Уже три тысячи лет люди в степях и горах приручают беркутов для охоты. Дрессировкой таких птиц занимаются всего несколько сотен человек по всему миру, они называют себя беркутчи. 

Андрей Шапран побывал на единственном в России фестивале беркутчи, о котором мало кто знал. Публикуем его рассказ и фотографии. 

документальный фотограф

Связь беркутов с народами Средней Азии насчитывает не один век. Эту птицу ценили за силу и величие, ведь она могла справиться с такими большими животными, как сайга, джейран, косуля, лиса и даже волк. И беркутчи — не только ловцы и дрессировщики птиц. Это люди с абсолютно непохожим на остальных образом мысли и жизни. Профессия беркутчи в прежние времена передавалась из поколения в поколение. На территории Киргизии один беркутчи рассказывал, что он представитель пятого поколения в роду.

Охотники говорят, что не каждую птицу можно приручить и научить охотиться на диких зверей. Если контакта нет — беркута отпускают на волю. А еще, по традиции, орел не может быть невольником до конца своих дней. Пять-шесть лет службы у человека — и птицу отпускают на свободу.

У каждого охотника свои секреты и опыт. Один киргиз рассказывал: каждый день он смотрит на настроение беркута и понимает, каким будет этот день и предстоящая охота.

Кожаная шапочка, которую надевают на голову птице, называется «клобук». Она заслоняет беркуту окружающий мир, и с этой минуты человек заменяет беркуту глаза. Охотник принимает решение за себя и за прирученную птицу, направляет ее охотничьи инстинкты. «Дружба» между человеком и дикой птицей, налаженная в неволе, меняет характер беркута. Но даже спустя годы его едва ли можно назвать «домашней птицей».

Монголы рассказывали о стоимости «подготовленного к охоте» беркута: две тысячи долларов — это минимум. Максимальная цена может достигать десяти тысяч долларов. Вспоминаю филиппинских боевых петухов. Они стоят чуть больше трехсот долларов, но жизнь этих птиц ограничена их задачей — победить в бою на смерть.

Главный в мире фестиваль беркутчи уже два десятка лет проходит в Монголии в первых числах октября и собирает полторы сотни охотников. Представьте это многообразие костюмов и птиц, добавьте местный аскетичный лунный ландшафт, высокогорье, прозрачное звенящее небо, ночные минусовые температуры, кочевую жизнь, походную азиатскую кухню и исключительно мясное меню — и вы получите полное представление о событии. Но сделать это невероятно сложно, особенно без опыта общения с беркутчи и их пернатыми охотниками.

Высокогорное село Кош Агач находится на Алтае, и соседние скалы усеяны первобытными рунами, изображениями диких животных и птиц, сценами охоты. В этом месте провели единственный в России фестиваль беркутчи. Местные позаботились об атмосфере, пусть и в своем алтайском стиле, — были и казахские зимние юрты, и наваристая шурпа, и беляши, и кумыс, и ярмарка товаров из верблюжьей шерсти, и смотровые площадки на склонах в урочище Жалгыз Тобе. А еще национальная алтайская борьба куреш и выступления творческих коллективов на импровизированной сцене в горах.

Что такое беркутчи для Алтая — сказать сложно. Традиции древней степной и горной охоты в этих местах не сохранились. Привычка смотреть в небо ушла. Но и у организаторов фестиваля, и у главы района есть желание возродить эту традицию, которую они небезосновательно считают частью азиатской стороны своей культуры. «Для птиц нет границ», — как-то сказал глава района Ауельхан Жазитович Джаткамбаев.

В фестивале участвовали только монгольские беркутчи. Своих на территории Алтая давно уже нет, но их возрождением планируют заниматься. Не только ради охоты, но и ради развития туризма в регионе. Появятся туристы — появятся новые рабочие места. Тогда здесь будет кому хранить эти самые традиции. Такова внятная и нелукавая политика региона.

Назвать программу разнообразной было бы нечестным: номинация «как я приручил беркута», натаскивание беркута на чучело и соревнования по беркутиной охоте на диких животных, в основном зайцев. Но зрители все равно радовались гостям из Монголии, настоящим беркутчи, удирающим со всех ног серым и возможности подержать пяти-шестикилограммовых охотничьих птиц на своей руке перед объективами фотокамер. Что произошло бы с публикой при стопроцентном поедании беркутами кроликов? Сказать сложно.

Чтобы добраться до Кош-Агача, монгольским беркутчи пришлось проходить российскую границу. Беркуты на территории России занесены в Красную книгу — и это чуть не положило конец идее с фестивалем. Говорят, что охотников не пускали до последнего момента. Как вспоминал позже глава района: «Когда люди и птицы проходили таможенный досмотр, над головами в небе кружили местные алтайские беркуты. И в целом все понимали, что мы занимаемся одним делом».

Автор текста и фотографий Андрей Шапран

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям

Ещё больше пользы