Хакасия — земля камней

Хакасия — земля камней

Зачем туристу ехать в далёкий сибирский регион

Хакасия — направление туристически привлекательное, недорогое, но при этом для многих республика всё ещё остаётся терра инкогнито. Главред Туту Сюжетов Тимур Юсупов в рамках нашего проекта «Медиаразведка» отправился в недельный вояж по Хакасии и выяснил, чем может удивить и чем запомнится эта земля столичному туристу.

главный редактор Туту Сюжетов

Менгиры

— Эти камни тащили за десятки, а то и сотни километров, — рассказывает экскурсовод Хакасского национального краеведческого музея Юрий Богданов.

Многометровые исполины с искусной росписью — пожалуй, главная визитная карточка республики. По всему региону можно найти сотни, а может, и тысячи таких изваяний. Местные жители создавали менгиры — так называют эти мегалиты — на протяжении нескольких веков. Большая часть камней датируется 4-5 тысячелетием до нашей эры. Когда английские камнетёсы ещё даже не задумывались о возведении Стоунхенджа, местные умельцы вовсю обтесывали камень, придавали ему причудливые формы, отвозили к «местам силы» за сотни километров и даже создавали переносные менгиры — небольшие, килограммов на 100, камни, которые можно было всюду таскать за собой для проведения обрядов.

Фото: Андрей Белавин

В национальном краеведческом музее собрана крупнейшая в мире коллекция менгиров. Сюда их везли со всей Хакасии, а для хранения многотонных камней пол в здании пришлось значительно усиливать и укреплять — был риск, что тот просто провалится.

Я стою у центрального объекта экспозиции, изваяния «Киме-тас» (с хакасского «Каменная лодка»). Почти пятиметровой фаллический столб — самый высокий менгир в коллекции музея. На нём видны древние руны, проглядывается чьё-то лицо, читаются неизвестные знаки. Почти напротив фигуры женщины. У этого менгира отчётливо видна грудь, немного надутый живот, кажется, подведены глаза. Этот взгляд будто сквозь века цепляет меня и заставляет пристально разглядывать менгир.

Фото: Андрей Белавин

Спустя два дня я оказываюсь у похожего менгира — Улуг Хуртуях тас. В переводе с хакаского это значит что-то вроде «Большая каменная старуха». Стоит менгир на территории одноимённого музейного комплекса в 115 километрах от Абакана.

— Когда-то менгир был частью музейной экспозиции, но по многочисленным просьбам местных жителей вернулся туда, где его нашли, — рассказывает наш сопровождающий, экскурсовод и археолог Валерий Балахчин. — В итоге здесь создали небольшой музей одного менгира, куда приходят не только посмотреть на камень, но и попросить о детях.

Многие местные верят, что каменная старуха помогает женщинам забеременеть.

Музей Улуг Хуртуях тас

Рядом с музеем менгира стоит несколько юрт — в одной из них организовано небольшое кафе. Если едете, заранее созвонитесь с музеем (+7 923 582 20 49) и попросите организовать национальный обед. Сопровождением к блюдам (айран, бульон из баранины мюн, кровяная колбаса хан) идёт травяной чай или арака — местный самогон, выгнанный из кислого молока.

Фото: Андрей Белавин

Рядом — фотозона для снимков в традиционных костюмах, сувенирный магазин и костровище, где иногда шаманы проводят обряды. Нам повезло: специально для нас в Улуг Хуртуях тас приехал Леонид Горбатов — потомственный шаман и научный сотрудник музея. Если встретишь Леонида в городе, то ни в раз не догадаешься, что перед тобой шаман. Но тут, в музее, на Леониде красивый красный костюм, а в руках огромный бубен. Шаман разжигает костёр, «кормит» огонь молоком — для этого у него есть специальная ложка — и говорит какие-то таинственные слова.

Фото: Андрей Белавин

Я, как городской житель, ожидал, что всё это будет выглядеть более сказочно. Но нет, всё достаточно современно: Леонид просит у духа огня всего хорошего для дорогих гостей, а потом подходит поочередно к каждому из нашей команды и говорит приятные слова и пожелания.

Позже в юрте-кафе я узнаю, что Леонид ещё и кандидат исторических наук и просто очень приятный интеллигентный собеседник. Кажется, именно таким и должен быть настоящий шаман — человеком, с которым в первую очередь приятно пообщаться и которому хочется открыться.

Фото: Андрей Белавин

Юрта

В соседней юрте — музей традиционного хакасского быта. Вообще хакасские юрты максимально не похожи на все, что я видел раньше. Во-первых, они деревянные. Хакасы строили их как постоянное жилище и уже от них кочевали. Во-вторых, у этих юрт есть углы, и по их количеству можно определить статус и благосостояние владельцев. Юрты с 6 углами могли себе позволить самые бедные люди, 8-10 углов — средний класс, 12-14 — богачи.

Фото: Тимур Юсупов

Внутри юрта условно делилась на мужскую и женскую части, посередине помещения — очаг, где готовили еду и от которого грелись. Над ним — окно и естественный дымоход. Позже очаг стали заменять на печку-буржуйку, именно её вы и встретите, если зайдёте в современную хакасскую юрту.

Фото: Андрей Белавин

Отдельное пространство для сна было только у родителей, владельцев юры — их кровать закрывалась плотной занавеской. Дети же чаще всего спали по лавкам и полатям. Нужно понимать, что в хакасской семье обычное дело — пять, а то семь и больше детей, которые все вместе живут в одной юрте.

Любопытные отношения были у хозяев юрты с гостями. Если пришедшего сажали вблизи двери, это означало, что ему не очень-то и рады и ждут, когда же он уйдёт.

Материалы по теме:

Горы, пещеры, древние духи и бесплатный мрамор
Воспоминания о знакомстве с шаманом
Тревел-шоу «Чек-лист» с Мишей Ронкаиненом

Музыка

Экскурсовод национального музея Хакасии Юрий Богданов не очень-то похож на «классического музейного работника» — модный хипстер в конверсах, шортах и уложенной барберами бородой. Даже налёта вековой музейной пыли нет. Я не сильно люблю музеи, но, оказывается, всё решает экскурсовод. Если он умный, интересный и современный, говорит на понятном языке, не сыплет канцеляризмами и датами, то музеи могут быть интересны. Мы проводим на экскурсии 2,5 часа и уходить совершенно не хотим. Прощаясь, Юрий даёт нам визитку и зовёт на свой концерт вечером — говорит, будут гитары, будет жёстко.

Фото: Андрей Белавин

Вообще, Хакасия будто бы вся окутана музыкой. Сразу после нацмузея едем в гости к Сергею Чаркову, который в домашней мастерской создаёт традиционные хакасские народные инструменты. Сначала Сергей вместе с дочерью Юлией устраивает небольшой концерт: показывает, как звучит тот или иной инструмент, — а затем неожиданно предлагает нам самим научиться играть на чатхане.

Фото: Андрей Белавин

Чатхан — это струнный щипковый инструмент. Сергей рассказывает, что научиться играть на нём достаточно просто, а я, не освоивший за 5 лет в музыкалке фортепиано, нервно улыбаюсь. Сергей развешивает плакаты: никаких нот, только стрелки и цифры от одного до семи.

— Когда стрелочка нарисована так — цепляем струну, когда вот так — щипаем, — объясняет Сергей, — а цифра — это номер струны.

Мастер рассказывает, что такую своеобразную нотную грамоту придумал специально для тех, кто не умеет читать ноты — так действительно намного проще.

Я усердно цепляю и щипаю, а Сергей всё увеличивает темп. 20 минут тренировки, и из моего чатхана вырывается что-то похожее на мелодию. Не самую складную и мелодичную, но мелодию!

Фото: Андрей Белавин

Когда мы заканчиваем с чатханом, Сергей предлагает расписать бубен — настоящий, шаманский, в который можно колотить небольшой деревянной палочкой и получать чарующие звуки.

У рисунка на бубне 3 части — мир верхний, мир средний (земной) и мир подземный. В верхней части у меня охотники на конях и какая-то птица, больше напоминающая скалапендру, в средней — горы (по всей видимости, Саяны), в нижней — всё те же охотники, деревья, лягушка с пятью лапами и коза, больше похожая на собаку. Выходит не очень художественно, зато самобытно.

Фото: Андрей Белавин

В последний день в Хакасии иду на центральный стадион Абакана на концерт «Симфония в джинсах» — событие для республики эпохальное. Артисты местной филармонии исполняют каверы на рок-хиты, концерт ежегодно собирает тысячи зрителей. Только вот последние 2 года из-за пандемии он не проводился. В программе Queen, Pink Floyd, The Beatles, «Кино», «Наутилиус Помпилиус», Земфира, Би-2. Лучшие места — в танцевальном партере. Местные отрываются так, как не снилось гостям большинства рок-фестивалей. В какой-то момент на сцену поднимается один из зрителей и делает своей девушке предложение. Она отвечает согласием.

Нравится статья?

Подпишись на рассылку и получай подборку наших статей за месяц

Сплав

От окраины Абакана до Усть-Абакана — посёлка на берегу Енисея с потрясающем видом на горы и воду — нам предстоит пройти по реке. Сплавы на байдарках и прогулки на кораблике по Енисею организует Центр водного туризма Республики Хакасия. Мы в байдарке втроём, я замыкаю, а значит, на мне руление и основная нагрузка на греблю, но мои спутницы не расслабляются, и заплыв на несколько километров проходит легко и просто. Руки немного напрягаются, с весла впереди гребущего капает вода, но в конце ждёт приятный сюрприз.

Фото: Андрей Белавин

На высоком берегу Енисея, с видом на Енисейские ворота, где река проходит между двух гор, стоит прозрачный купол. Его поставили совсем недавно. Местные и туристы могут арендовать его под свадьбу или день рождения, а иногда купол, как сегодня, превращается в ресторан с изысканной подачей и винным сопровождением. За еду отвечает молодой абаканский шеф Владимир Стубарев, за вино — кажется, лучший местный сомелье Ольга Скобова.

Я вообще люблю вкусно поесть и выпить (киньте в меня бокал тот, кто не любит), а уж с такими видами — сам бог велел.

Фото: Андрей Белавин

Сижу с бокалом холодного белого, свесив ноги с высокого берега к Енисею. Где-то высоко летают и кричат чайки, от жары спасает лёгкий вечерний ветерок. Закрываю глаза и понимаю, что если есть на свете счастье, то это примерно так.

Фото: Андрей Белавин

Саяно-Шушенская ГЭС

— Каждая из этих турбин вырабатывает 640 мегаватт — вдвое больше, чем вся Майнская ГЭС, стоящая ниже по течению Енисея, — говорит руководитель пресс-службы Саяно-Шушенской ГЭС Алексей Дубовец.

Мы стоим в машинном зале электростанции и смотрим на 10 выстроившихся в ряд гидроагрегатов, точней, на их верхушки — сами турбины уходят под землю на десятки метров. Попасть туда можно лишь во время плановых работ и ремонта агрегатов.

Фото: Андрей Белавин

В прошлом году на Саяно-Шушенскую ГЭС были открыты экскурсии, но в полную меру они заработать так и не успели. После нескольких успешных мероприятий экскурсии остановили на неопределённый срок из-за изменившейся политической ситуации. Однако сотрудники электростанции надеются, что в ближайшее время они снова начнут принимать гостей.

ГЭС, по сути, — государство в государстве. С собственной армией (службой безопасности), границами, которые простой смертный без разрешения миновать не может, достопримечательностями для обычных людей — смотровыми площадками, корпоративным трамваем, который возит работников на ГЭС, и даже собственным городом (почти). Практически весь персонал станции живёт в небольшом посёлке Черёмушки. Тут вполне могли жить герои повести «Понедельник начинается в субботу» и ходить в местный филиал НИИЧАВО. Такого скопления интеллигенции мало где найдёшь. В посёлке есть даже филиал Сибирского федерального университета, где и готовят новые кадры для Саяно-Шушенской и Майнской ГЭС.

Фото: Андрей Белавин

Спрашиваю у местных студентов, как они проводят вечера. «Ходим гулять на смотровую ГЭС или на набережную Енисея», — рассказывает один из них. Вспоминая своё студенчество, продолжаю выяснять, где же всё-таки они пьют пиво. Второй студент меня успокаивает: «Не, ну бар-то у  нас есть, и кальянчики есть в Черёмушках», — он указывает на здание неподалёку. Хочется остаться с ними на пару вечеров, но пора ехать дальше.

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям