История экстремального фотографа, который снимает и выживает в Арктике

Что делать при встрече с белым медведем? Спасаться, спасать, фотографировать

Фотограф Максим Дёминов не только живёт и снимает в Арктике, но и спасает свою жизнь и жизни односельчан в наиболее напряжённые моменты, которые в северных посёлках стали уже традицией из-за смены климата и поведения белых медведей. Десятки раз Максим сталкивался с хищниками практически лицом к лицу, за годы работы изучил их повадки и реакции. Но предсказать, чем закончится очередная встреча с животным, невозможно. 

Максим Дёминов

автор фотографий и цитат

Андрей Шапран

автор текста

Максим Дёминов — единственный фотограф на всём арктическом побережье Чукотки. В отличие от заезжих фотографов дикой природы, он в этой среде живёт постоянно. Максим родился в посёлке Полярный, а после его закрытия уже в сознательном возрасте переехал в Рыркайпий, где в одиночку профессионально занимается съёмкой белых медведей в их естественной среде, то есть в Арктике.

«Наблюдать за медведями мне очень нравится. С детства у меня была тяга именно к анималистической фотографии, фотографии дикой природы. Первые кадры я делал в фотокружке в Полярном, куда мои родители переехали с Украины на заработки. Потом стал снимать и самостоятельно проявлял цветные слайды “Орвохром”, для чего привозил с материка массу химикатов».

Двое, как известно, создают толпу и привлекают внимание любопытных животных. Работать одному гораздо приятнее, но с точки зрения безопасности более чем экстремально. Посёлок, где живёт Максим, находится на пути постоянной миграции моржей и белых медведей — прямо на берегу Ледовитого океана. Осенью, в начале зимы, с наступлением холодов и пурги, вместе со снегом приходят и они — «товарищи в белом».

Миграция белых медведей — явление в здешних местах исключительное, как и образование лежбища моржей. До 2007 года и те и другие благополучно сосуществовали вдали от прибрежной полосы, и маршрут медведей проходил там же, где путешествовали моржи в открытом море, — среди льдов. Но льды полностью исчезли не только из прибрежной полосы, но и с горизонта, и животные, зависимые от твёрдой поверхности, вынуждены были переместиться на сушу.

«Глобальное потепление здесь, в Арктике, ощущается как нигде. Повышенная температура воздуха летом полностью изменила климатические условия в нашей зоне. Исчез лёд, который в прежние годы не уходил от берега даже летом, — соответственно, исчезла и дорога в открытое море, и та территория, на которой медведи могли охотиться и добывать пропитание. Голодные медведи переместились на сушу, а в окрестностях нашего посёлка благодаря лежбищу моржей созданы все условия для постоянного и длительного проживания хищников. Рыркайпий, в котором я живу, находится в полукилометре от мыса Кожевникова и осенью служит пристанищем для мигрирующих в наших водах моржей. Само название “Рыркайпий” на чукотском значит “затор для моржей”. Они гибнут прямо на лежбище в давках, трупы остаются, часть тел уносит волной в море, сотня-две остаётся на берегу. Вот за этими телами, как в столовую, с наступлением зимы и приходят белые медведи».

Максим — один из трёх патрульных-добровольцев, которые больше 10 лет назад были вынуждены объединиться в «Медвежий патруль» для защиты жилой территории от ежегодных нашествий медведей. Был период, когда волонтёров не пускали патрулировать соседний Мыс Шмидта. До того дня, пока в посёлке не случилась трагедия и не погибла девочка, а за ней — кочегар на шмидтовской котельной. Теперь посёлка Мыса Шмидта нет, но проблема прохода медведей через территорию по-прежнему существует и с каждым годом становится всё ощутимее.

«Количество встреч с белыми медведями у меня давно перевалило за сотню. В прошлом декабре за сутки насчитал более 70 голодных животных в окрестностях посёлка, но снимать в такие дни практически невозможно — приходится днём и ночью работать в качестве патрульного и выгонять зверей за территорию посёлка. В подобных ситуациях не только не до фотографии, но и нередко не до сна».

С другой стороны, «патруль» защищает и хозяина Арктики от случайного истребления: люди порой убивают животных не только из-за ценной шкуры или мяса, но и из-за естественного человеческого страха.

«Медведей мне жалко. Когда поближе знакомишься с животными, по-другому начинаешь к ним относиться. Браконьерство по большому счёту от убийства ничем не отличается: подъезжаешь на снегоходе и расстреливаешь медведя».

Почти каждый год Максим подвергается атакам со стороны медведей. В «портфолио» фотографа — несколько встреч, когда дистанция сокращалась до пары метров и требовалась молниеносная реакция.

«Однажды на мысе Кожевникова у меня произошла встреча: медведь поел, стал подниматься по камням на вершину скалы и проходил мимо меня. Уже на вершине его поведение стало каким-то нервозным, медведь никак не мог улечься и в какой-то момент повернул в мою сторону. Я смотрю на него через объектив, а оценить расстояние в такие моменты практически невозможно. Поднимаю голову, а медведь уже рядом. Его первая реакция — растерянность. В следующий момент он уже атаковал. Меня спасла моя реакция: успел достать ракетницу и выстрелил в направлении медведя. В момент выстрела я увидел второго медведя — как раз за той площадкой, к которой сначала шёл атаковавший меня зверь. Этот другой был более здоровым и сильным. Естественно, он сохранил за собой территорию, а более молодому пришлось ретироваться. Но на его пути оказался я, и при выборе между дракой с более сильным соперником или атакой на человека медведь выбрал второе».

Опыт знаний и наблюдений за повадками диких животных позволяет Максиму Дёминову выжить, но нередко с фотографами происходит обратный процесс: с опытом и временем человек с камерой теряет бдительность, и это худшее, что может произойти.

«Медведи делятся на две категории: одни при виде человека сразу уходят, другие не реагируют, делая вид, что не замечают фигуру в белом камуфляже. Но зверя не обманешь. Это только тебе кажется, что в белом ты незаметен, а у медведей отличный нюх — гораздо лучше, чем у собак. Главное во всех ситуациях: постоянно вертеть головой на 360 градусов и увидеть медведя быстрее, чем он тебя. Никогда нельзя становиться между морем и медведем. На сопках всегда стараться быть выше зверя. Если стоишь ниже — ты уязвим, а медведь из-за страха может проявить агрессию совершенно неожиданно».

Фотографов, снимающих медведей в подобных условиях, в мире не так много, и статистика летальных исходов в конечном итоге не в пользу людей. Где и когда повстречается хищник, никогда наверняка не узнать. Точно так же, как невозможно предсказать, чем закончится встреча со «сто первым» белым медведем.

«Медведей перед камерой никогда не считал, но каждый зверь — это новый характер и новые повадки. Никогда не надо спешить и бежать ему навстречу. Надо будет —  сам подойдёт. Первые сутки-двое я только наблюдаю за вновь подошедшим животным из укрытия и только потом начинаю фотографировать и приближаться к животному. Если медведь не задерживается и уходит — ничего страшного, значит, он сытый. На смену одному обязательно подойдёт другой и третий».

Фото: Максим Дёминов

Текст: Андрей Шапран

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям

Ещё больше пользы