Я проехал Россию на товарных поездах

Илья Бондарев рассказывает о товарных поездах, кругосветке и возвращении домой

У фильма На товарных поездах через Америку несколько миллионов просмотров на Ютубе. Его автор Илья в октябре вернулся из 40-месячной кругосветки, и финальным отрезком стало путешествие от Владивостока до Москвы на товарняках: два месяца долгого медитативного пути почти в полном отрыве от людей. Фильм об этом по сериям выходит на ютуб-канале Ильи, а новые приключения — в инстаграме @ilia_zhe.

Мы расспросили его, как оно вообще.

Редактор Туту
12 декабря 2018

Я пробовал ездить на товарняках ещё до того, как запланировал кругосветку. Я тогда проехал с юга на север России автостопом, вернулся домой, и стало как-то скучновато. В один из дней шёл по станции и думал, как было бы круто уехать куда-то на товарняке. Эта мысль как будто из культурного слоя вылезла. Вот есть товарняки, и в каких-то фильмах и рассказах, в каких-то романах, которые я читал, люди так делали. Ну окей, поехали. 

Как родилась идея

Тогда казалось, что путешествовать этим способом нереально. Когда я в первый раз предпринял серьёзную попытку прокатиться, я не знал, куда едет поезд. В итоге из Брянска приехал в Москву, и это было прикольно.

Проехать по России на поездах я придумал, когда началась кругосветка. Мы автостопом объехали Кавказ и снова через Россию отправились в Китай. Ехали там, где шоссе проходит по сопкам, а внизу поезда едут. Всё это выглядит очень красиво, как в Гарри Поттере. Подумал, что хочу тут на товарняках проехать. Но тогда я ехал в Китай и решил, что сделаю это на обратном пути.

Фото: из личного архива Ильи Бондарева

Как ездить на товарняках

Если ты знаешь, как это работает, ты можешь ездить очень легко. На железной дороге ничего просто так не делается. В России рабочий день машиниста обычно длится восемь часов. Средняя скорость товарняка — 50 км/ч. Таким образом, за 6–8 часов (зависит от качества полотна и рельефа) товарный поезд может без остановки проехать только 300–400 километров. Потом обязательно будет станция смены бригад: в этих местах я могу слезть с поезда, пополнить запасы еды или остаться на ночёвку. По спутниковой карте такие станции легко найти: они довольно крупные, выделяются на фоне других станций и разъездов.

Ещё у нас в стране есть разные производства. По грузу ты можешь примерно понять, куда поедет поезд на развилке. Например, вагоны из-под угля, которые едут по Транссибу, свернут на Кемерово. Их там загрузят углём, и они поедут обратно на Дальний Восток. Если ты после Читы запрыгнул на поезд с лесом, скорее всего, он поедет в сторону Китая, в Забайкальск. Если тебе туда не надо — не прыгай на поезда, которые везут лес.

Есть электровозы и тепловозы, и по локомотиву можно понять, куда поедет поезд. Если прицепили электровоз, он не сможет поехать по ветке без электричества.

Наверное, я зря всё это рассказываю.

Фото: из личного архива Ильи Бондарева

Как продумывали маршрут

Мы с Ильёй (напарник-тёзка — прим. ред) начали под Владивостоком, со станции Смоляниново. Оттуда до Новосибирска, считай, идёт одна дорога — Транссиб. Развилок немного, они легко проезжаются. Параллельно Транссибу на севере из Советской Гавани идёт БАМ, и мы решили перейти на него в районе станции Известковая. Там совсем дичь, потому что нет электрификации. Идут только тепловозы, поэтому меньше шансов, что тебя ударит током. Можно вылезать на бортик вагона и спокойно ехать сверху. Но получается намного медленнее, чем на Транссибе. 

За всю поездку по России мы ошиблись только один раз. Поезд свернул в сторону Кемерово, куда мы не собирались: это было очень логично — вагоны из-под угля едут в Кемерово. Моя ошибка: посмотрел карту и не увидел отворотку просто потому, что до этого всё шло так легко и хорошо. Отчасти вышло даже лучше, потому что кругом было очень живописно. 

Вообще, наш маршрут был совсем несложный. Из Москвы было бы гораздо сложнее. 

Глушь

Многие думают, что на товарняках легко оказаться в глуши. Но рядом с большинством станций есть посёлки, которые появились во время строительства Транссиба. В таких посёлках есть магазины, где можно найти всё, что нужно. Илья постоянно брал много еды, а я по старой привычке из Америки могу путешествовать с одним сникерсом в кармане. 

Представь, как много станций по всему Транссибу, и совсем глухие можно пересчитать по пальцам руки. Обычно такое бывает в крупных городах, но до города всегда легко добраться даже на общественном транспорте. 

Фото: из личного архива Ильи Бондарева

Вещи и быт

У меня был свитер, лёгкая куртка, джинсы, шорты, спальник, пенка туристическая, гамак. Ещё была камера, ноутбук, жёсткий диск и флешка, но это всё я не считаю, это не всем нужно. У Ильи был тот же походный набор плюс газовая горелка и котелок.

Ещё я носил тент, который мы взяли, чтобы укрываться от дождя. За два месяца, что мы ехали через Россию, мы использовали его всего два-три раза. Когда приехали в Новосибирск, отправили тент и некоторые другие вещи домой Почтой России. Тент весил всего полкило, но всё равно стало существенно легче.

Когда ехали куда-то, смотрели, рядом с какими станциями есть речки. Все населённые пункты стоят у речек, и это ещё одна важная штука. Иногда речки довольно далеко, но если близко — мы ходили туда помыться и что-то постирать. На Дальнем Востоке холодные речки, но нам это не мешало. Там вода холоднее, чем в Байкале.

Не понимаю чуваков, которые берут с собой в путешествие на товарняках или автостопом большие рюкзаки, как будто идут в автономный поход на много дней.  В США я познакомился с ребятами, которые путешествовали на товарняках, — у них были гигантские рюкзаки по 25 килограмм. Они не могли бегать за товарняками, залазили в них на стоянках. С собой у них была большая собака. Когда я спросил у парня, почему рюкзак такой тяжёлый, он сказал, что там собачий корм.

Товарняки в Америке vs в России

В США мне нравилось больше, потому что там удобные вагоны, из них проще смотреть по сторонам. Там поезда едут примерно в два раза быстрее, ты большее расстояние можешь проехать. Там меньше ловят. Из-за того, что вагоны быстро едут, можно не прятаться: всё равно никто не заметит, что ты на них залезешь. 

А в России много встречных поездов. Наверх вагона залезаешь, и тебя могут увидеть машинисты встречного состава. В США контейнеры, и ты за ними сидишь, тебя никто не видит. Ты меньше напрягаешься. 

В США более панковская атмосфера, а здесь более медленная, более философская. Расстояния большие: ты едешь, едешь, едешь и никак всё не приедешь. Мы проехали первую небольшую часть пути и стали ныть «Когда мы уже приедем», «Мы так долго едем». А ещё даже четверть пути не проехали. 

Как убить время

Залезаешь наверх вагона и большую часть времени просто смотришь по сторонам. Или спишь в гамаке. А ещё мы вдвоём ехали, вдвоём не так скучно. Иногда можно почитать, но поезд трясётся, и не всегда удобно. В гамаке лучше: он качается и смягчает тряску. У меня была книжка на телефоне, «Бойцовский клуб».

Восхищение

Меня перестала впечатлять природа несколько лет назад. Сразу после Грузии: тогда мы ехали через горы, было много красивых мест. И в какой-то момент ты понимаешь, что это просто ещё одно красивое место. Ну, прикольно. 

Потом это работает только в совокупности. Тебя красивые места могут удивить, только если есть ещё какие-то эмоциональные штуки. Например, есть такое место, одно из самых красивых в мире, — гора Рорайма в Венесуэле. Там затерянный мир, там край света. Стоишь сверху, а под тобой падают водопады и собираются облака. И кажется, что ещё ниже обязательно есть три слона на черепахе. В мире есть и другие красивые места, например ледник Перито-Морено в Аргентине, но туда мы приехали на такси как обычные туристы, тогда как к Рорайме шли семь дней, и было много походных трудностей: лезешь на гору, попадаешь под дождь, замерзаешь. Перед тем как прийти в это место, ты испытал много-много эмоций. Поэтому вид с Рораймы сносит голову, а с ледником такого нет. Если бы я с самого начала из России прилетел в Аргентину, был бы от ледника в восторге, но я уже много чего видел. 

Если в России ехать с востока на запад, природа меняется очень медленно. Это красиво по-своему, но для местных, наверное, не так. В Ушуайе, самом южном городе на планете, очень красиво: заснеженные горы, место классное и атмосферное, да ещё и зима, всё заносит снегом. Нас подвозил местный, и я ему сказал: «У вас здесь здорово». А для него это обычно: «Я здесь живу, мне не кажется это красивым». Ну и такое я слышал не раз. Каким-нибудь чувакам из Амазонии Сибирь покажется очень странным местом. За счёт этого она для них будет очень красивой. 

Фото: из личного архива Ильи Бондарева

Отчаяние

Отчаяния не было, но мне надоело ехать на товарняках. За 300 километров до Читы есть станция Чернышевск, и я это расстояние проехал автостопом. Сказал Илье, что мне надоело, что хочу разнообразия — с водилами, например, пообщаться. Когда едешь на товарняке, ты от обычного мира оторван, потому что мало взаимодействуешь с людьми. 

Возможно, надо было больше ехать стопом. В какой-то момент ради разнообразия мы решили подольше останавливаться в городах. В Чите провели неделю, и я искал там разных людей, снимал, общался. Потом в каждом новом городе я пытался найти что-то интересное. А до Читы мы ехали без остановок почти две недели. 

Радость

Самый кайфовый момент был, когда мы добрались в Москву. Это было очень необычно, как вернуться домой из кругосветки. Ехал через Россию и наконец-то увидел знакомый город. Ещё были моменты, когда мы ехали вдоль Байкала или когда случайно свернули в Кемерово, а оказалось, там очень красиво.

И был классный момент, который есть в четвёртой серии, — когда мы ели арбуз. Есть такая штука: когда ты долго находишься в дороге, тебе становится очень скучно, и ты начинаешь сходить с ума. Например, есть арбуз в товарном поезде.

Страх

Нас ловили один раз, и это было не страшно. Всё было очень корректно, вежливо и со стороны полиции, и со стороны охранников.

Под конец это было похоже на обычное путешествие на пассажирском поезде. Из-за того, что ехали очень долго, всё превратилось в рутину. Когда я в первый раз запрыгивал в поезд, для меня это было что-то новое, и мне было от этого страшно. А сейчас на фоне всего, что было, мне вообще не страшно. Тем более в своей стране, где ты знаешь, как всё работает.

Возвращение

Когда мы приехали в Москву, меня пригласил к себе домой Илья, я жил у него две недели. Мы помылись, постирали вещи, приготовили нормальную еду. Это была жареная курица в соевом соусе и паста на гарнир. Сели смотреть кино. А потом я две недели монтировал серии и почти никуда не выходил.

Фото: из личного архива Ильи Бондарева

Зачем это всё

Это такое состояние большой отстранённости и неизвестности, когда ты не знаешь, куда едешь. То есть направление известно, а финальная точка — нет. И всё это складывается в особенное ощущение. Знаешь, едешь на товарняке в закат и думаешь «Моя жизнь прекрасна». Это особенно чувствовалось в Штатах; в России тоже было, но меньше. Потому что устаёшь от расстояний.

Ещё хочется увидеть, как всё работает. Путешествие состоит из микрожизней: ты где-то оказываешься и становишься другим человеком, а потом меняешь место, и в новом месте всё складывается совсем иначе. В каждом новом месте ты разный человек, потому что каждый раз новые ситуации. Так ты себя узнаёшь.

В «Звёздных войнах» есть такой бар на Татуине, где сидят разные фрики. Смотришь сцену из этого бара и думаешь «Что тут вообще происходит?». И когда путешествуешь, тоже задаешь себе вопросы: «Что здесь вообще происходит? Реально ли окружающее пространство?». От этого очень классно.

Мне очень нравится, что есть такие места, как Амазония и Боливия, где люди верят в магию и занимаются ей. Это показывает, насколько мир многообразен.

Фото: из личного архива Ильи Бондарева

Что дальше

Сейчас я монтирую фильм, он меня полностью занимает, и я стараюсь не думать о том, что дальше. Уже вышло четыре серии, будет ещё пять или шесть — я материал ещё не отсматривал, поэтому точно сказать не могу. Затем займусь полнометражным фильмом, который будет идти два часа. Он поможет лучше передать всякий сюр, который с нами происходил. Знаешь, в сериях есть такие странные моменты, но они слишком далеко друг от друга в хронометраже, а я их вижу хорошо, потому что сам снимал. Надеюсь, фильм получится очень экзистенциальным. 
 
Хочу когда-нибудь проехать по Канаде, Аляске. Ещё в Мавритании товарный поезд идёт через пустыню Cахара. Это один из самых длинных поездов в мире. Он едет очень медленно, на нём ещё нелегально путешествуют эмигранты, с которыми можно поболтать. Но когда ты что-то такое делаешь много раз, это становится не так уж и загадочно. Будет настроение поехать — поеду. Может быть, я в 50 лет решу, что надо вспомнить молодость и тряхнуть стариной. 
 
Есть какие-то общие вещи, к которым я примерно хочу двигаться. Но это не то, нужно что-то более конкретное. Объехать вокруг света — это довольно конкретно. Вот тогда в голове был план, что я должен сделать. 

  • Ездить на товарных поездах без разрешения запрещено законом РФ.
    Туту так делать не советует
Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям

Чтобы не пропустить наши новые материалы, подписывайтесь на наши сообщества в Facebook и «ВКонтакте», ищите новые видео на нашем YouTube-канале, читайте нас в «Яндекс.Дзене» и подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку

Ещё больше пользы