Колодозеро — сказка на границе Карелии

Обычное и в то же время особенное северное село в объективе фотографа Алексея Мякишева

На берегу Колодозера, на границе Карелии и Архангельской области, есть небольшое село, состоящее из нескольких деревушек: Погост, Усть-река, Заозерье, Лахта, Дубовская. Живёт там человек триста — в основном, старики и люди среднего возраста. Само село вообще древнее, первые упоминания о нём чуть ли не XIV века. Сейчас, конечно, древние традиции утрачены, но есть современные. Например, на Новый год взрослые устраивают для детей представление с Дедом Морозом. В праздники я впервые и оказался в Колодозере — и был захвачен им навсегда.

Первый раз в Колодозеро я попал случайно. В 2011 году мой друг Саша Шумских пригласил меня туда на Рождество. Я тогда будто в сказку попал, и она меня полностью поглотила. Я пообещал себе вернуться — и вернулся: весной, летом, осенью, ещё раз зимой. В Колодозере в любое время года прекрасно. Чувствуешь себя свободно, душа поёт… Я до сих пор снова и снова туда приезжаю. Последний раз был месяц назад, ездили с другом на рыбалку.

Первым моим прибежищем в Колодозере был дом отца Аркадия, местного священника и потрясающего рассказчика. Так я с ним и познакомился и от него узнал историю трёх друзей: самого Аркадия, моего друга Саши и их товарища Миши, ныне покойного. В начале 2000-х они долго бродили по Северу, пытались найти себя, обрести духовное спокойствие и в итоге решили своими силами возродить храм в деревне Погост. С конца XVIII века там на берегу озера стояла церковь Рождества Пресвятой Богородицы; в советское время из неё сделали клуб, потом склад, а в 1960-е годы она сгорела.

В 2003 году друзья начали восстановление церкви. Отец Аркадий в то время учился в семинарии и, когда подошло к концу строительство, захотел служить в храме, который своими руками и восстановил. Сейчас он живёт около церкви, в одном из домов на берегу. Отец Аркадий — удивительный человек. Через пять минут после знакомства мы стали лучшими друзьями. Я никогда не слышал, чтобы он о ком-то говорил плохо, а его службы… Словами не описать, потрясающие ощущения.

А Саша, который меня привёз в Колодозеро, живёт в Москве, но Колодозеро остаётся для него родным местом. Он постоянно приезжает туда и сейчас занимается реставрацией старинных торговых рядов.

На первый взгляд, Колодозеро выглядит как большинство русских деревень. Больница, два магазина, детский сад, деревянная школа, где год за годом тают классы. В каждом — не больше пяти детей, учатся до 8 класса, потом уезжают в Пудож, Петрозаводск или Петербург. Тех, кто возвращается в родное село, очень мало. Только если погостить на лето. Село потихоньку стареет, население сокращается. В Дубовской вообще только один дом жилой остался, туда на лето приезжает бабушка, а зимой никого нет.

Местные жители работают на лесозаготовках, занимаются хозяйством, рыбачат, охотятся, собирают металлолом на продажу, осенью занимаются заготовками — клюква, брусника, грибы. В советское время в Колодозере было много хозяйства — поля, коровы. Но в начале 90-х всё исчезло, и сейчас, может быть, коровы есть у двух-трёх семей, а так содержать скот тяжело.

Работы особо нет. Когда-то пытались сделать ферму, выращивали телят, но через пару лет всё закрылось. Но радостно то, что недавно до Колодозера три раза в неделю начал ходить автобус из Пудожа. Раньше до села можно было добраться только на машине: 80 километров из Пудожа и сто с лишним километров из Каргополя.

Есть в деревне и люди, уехавшие от городской суеты, но их немного. Жизнь в Колодозере не для слабых и малодушных. Например, в Колодозере живут прекрасные люди, супруги Саша и Лариса, которые приехали сюда из города больше 10 лет назад. Им было лет по 40, их сыну Захару — лет 7-8. Саша жил в Подмосковье, Лариса в Тбилиси, познакомились в интернете и вместе уехали в деревню. Подружились с отцом Аркадием, купили полдома в Заозерье, в двух километрах от озера. Начали жить, осваивать премудрости деревенской жизни, и теперь им не хочется никуда возвращаться. Они выкупили вторую половину дома, завели хозяйство. Саша занимается деревообработкой.

Когда попадаешь в Колодозеро, расслабляешься и понимаешь, что жизнь по-другому устроена. В первую поездку меня очаровало само село, его жители, пейзажи. Хотелось возвращаться и фотографировать, через фотографию показывать жизнь деревни. Но не просто документальную хронику, а свои впечатления. 

Кадры чётко передают эмоции и говорят больше, чем я могу сказать словами. И самое интересное, что каждый раз я привожу оттуда новые фото, хотя вроде бы ничего такого уникального в Колодозере нет. Но всё же здешние места особенные. В первую очередь виды: озёра, леса. Хотя лес в Колодозере всё больше вырубают и вывозят. Из-за этого, бывает, забегает в деревню зверьё — и волки, и медведи.

Представьте: небольшая лодка скользит по глади озера, окутанного вечерним туманом. Вдалеке, будто привидение, плавно проплывает шпиль деревянной церкви. Плеск воды, шелест травы, ветер подгоняет лодку. В этот момент мне трудно сдерживать радость внутри. Я вдруг понимаю, откуда пришёл. Мои родственники — бабушка, дедушка, прадед — все из северных деревень, с Вятки. И в Колодозере я почувствовал себя будто дома. Понял, что мы все пришли из этих диких лесов, что наши корни — в деревне, а город — это уже какая-то сублимация человеческой жизни.

Фото: Алексей Мякишев
Интервью: Алина Краснова

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям