Крайние земли: остров Кунашир

Самый южный курильский остров в фотографиях Андрея Шапрана

Андрей Шапран с 2005 года работает над авторским проектом «Крайние земли», отправляясь в экспедиции к самым отдаленным точкам России. 

Мы публикуем фотографии и путевые заметки Андрея из путешествия на Кунашир, в которых есть истории о простых людях, спорных территориях и, конечно, медведях.

Фотограф. Путешественник

Каждый раз, как только оказываешься на «японской» стороне при восхождении на вулкан Менделеева, на телефоне приходит смс на японском: «Здравствуйте! Рады вас приветствовать дома!» Местные советуют отключать мобильный, чтобы не разориться на роуминге, — телефон оказывается в зоне действия японских вышек.

На 13 километре и в окрестностях Лагунки (озеро Лагунное) телефон патриотично молчит — хотя Япония и Хоккайдо — вот они, на расстоянии вытянутой руки. В районе 13 километра дистанция минимальная — 14 километров морского пролива между побережьями российского Кунашира и японского Хоккайдо. Ночью, как рассказывают южно-курильские дачники, живущие на «японской» стороне, видны городские огни и движущиеся автомобили.

Без виз

Безвизовые обмены начались в 1992 году, и к концу 2017 года 21 тысяча японских граждан посетила Южные Курилы и девять тысяч российских граждан побывали в Японии. Японские делегации приезжают на Южные Курилы несколько раз за сезон. В составе делегаций, что на Итурупе, что на Кунашире, присутствуют бывшие жители Южных Курил, которые еще детьми целых три года жили «при Советской власти», учили вместе с солдатами русский язык и до сих пор помнят отдельные слова и целые выражения. 

Познакомился с японским старожилом. Родители работали на консервном заводе, с третьей попытки пожилой японец произносит по-русски «двести двадцать человек детей». Ровно столько жило на тот момент в Южно-Курильске — в японском поселении. Признается, что слишком много времени прошло, и он очень старый, чтобы вспомнить русские слова. Но проходит минута, другая — и мужчина снова переходит на русский язык. И не только он один.

Для чего нужен обмен? Японцы активно используют «карту» северных территорий в своей политической игре, а курильчанам он позволяет отдохнуть в Японии, приобрести бытовую технику и поправить здоровье — медицинские услуги для жителей Кунашира абсолютно бесплатны. Третья составляющая гуманитарной российско-японской программы — изучение японского языка. Педагоги проводили занятия для всех желающих на островах, а также работала программа посещения Саппоро с бесплатным проживанием и обучением в течение целого месяца. Но ажиотажа изучение японского языка у местных не вызвало.

Дальневосточный гектар на вулкане

На Кунашире в день приезда познакомился с московским бизнесменом. На вулкане Менделеева у Андрея оформлен в собственность дальневосточный гектар, и эта поездка — первая в его жизни на столь отдаленную российскую территорию. Интересуюсь, как выбирал землю. Отвечает — на глаз, по карте.

Тихоокеанское побережье и первозданная природа перевернули душу новоявленного владельца, но не обошлось без проблем с передвижениями в пограничной зоне. Не обремененный точными знаниями о том, куда можно, куда нельзя (а там все довольно запутанно), Андрей был задержан пограничниками в Лагунном и подвергся административному наказанию. Как он проник на свой гектар в районе вулкана Менделеева — остается загадкой.

Непогода

Нет электричества, и с океана затянуло «шнягой», с утра идет дождь. Мокнуть не хочется: в местных условиях высушиться практически невозможно — одежда сохнет сутками. Белье сушат на улице под солнцем и ветром. Кунашир — по первому впечатлению — остров чистого домашнего белья. Развешанное белье в хорошую погоду можно встретить практически в каждом южно-курильском дворе.

Я живу с Архангельским (государственный инспектор в заповеднике) в одном из крайних домов. Здесь нет центрального отопления, горячая вода из титана, для обогрева — печь. Соседи по этажу ежедневно выносят золу, а в нашем жилище печи нет — не вписалась в евроремонт. Хозяева слиняли на материк, в квартире нет тепла, и в ванной из-за непреходящей сырости на полу и стенах грибок. Зимой Андрей обогревает жилище масляным калорифером, а осенью старается экономить.

Сытая жизнь

Местная жизнь настраивает на сонный лад. Почти все работают до пяти и обедают, как правило, дома — расстояние небольшие. При этом люди редко ходят пешком, ездят на автомобилях. Почти нет велосипедистов, но по вечерам на побережье и в поселке можно встретить бегунов. Местные признаются, что бегают исключительно приезжие. У своих такой традиции нет.

Медведи

Накануне охотник-волонтер Георгий отправился за очередным медведем. За день до этого из тех же мест привез медведицу. Говорит, жаловались рыбаки. Мог попасть с ним на этот выезд, но не попал.

На прошлой неделе убили пять медведей — всех в поселке Горячий пляж. Директор заповедника рассказал, что, если расстояние между человеком и медведем меньше 9,5 метров, зверь будет атаковать в любом случае.

Убивать или нет — об этом уже не спрашиваю. Андрей Архангельский говорит, люди сами виноваты — расплодили повсюду помойки, вот медведи и потянулись. На севере, на Охотской стороне, не идет рыба, и медведи пришли сюда, на западное побережье. Здесь медведей били всегда. Каждый год на отстрел выдают около десятка лицензий.

 

Туристы

В начале 90-х  на островах был туристический бум: люди приезжали по несколько тысяч человек в год. Этому способствовала открытость территории (путешествовали чаще всего соседи — сахалинцы), хорошая транспортная система — ходили три корабля: два из Корсакова и один из Владивостока. Переплыть с острова на остров можно было в любом направлении. Кроме кораблей, был еще самолет.

В наши дни с Сахалина в море выходит только корабль «Игорь Фархутдинов», билеты на который можно купить за три-четыре недели. Цена билета на самолет в одну сторону — от 16 тысяч рублей из Южно-Сахалинска на Кунашир и Итуруп, но авиарейсы, как водится на Дальнем Востоке, привязаны к капризной местной погоде — то есть гарантии, что не придется неделю жить в Южно-Сахалинске, никто не даст.

В случае большого везения на два южно-курильских острова можно попасть с материка примерно за 47-60 тысяч рублей. Жизнь на островах дешевой не назовешь, и эти расходы также приходится учитывать. Так что говорить о развитии туризма в этом крайнем восточном направлении, мягко говоря, преждевременно. Местные пограничники говорят, что пропуск выдают максимум за семь дней. На практике ждать пришлось почти три недели, и только после личного обращения на заставу выдали бумагу с пометкой «туризм».

Территория поселка Горячий Пляж на Кунашире вместе с водолечебницей остается закрытой для посещения, что вообще характерно для военных с постсоветским синдромом — «все, что за забором, то наше». С этим приходится считаться.

Головнино 

Снимал день села в Головнино — 70-летие со дня образования. Село было построено японцами и носило название Томари. Но в пику японцам празднуют именно с момента захода советских войск на острова. 

Сам Головнин был, как видно, лихим дядькой. Его именем названы: село в Южно-Курильском районе, залив в Беринговом море, пролив на Курильских островах, мыс в Америке и гора на Новой Земле.

С 17 лет Головнин беспрерывно находился в походах: служил на судах английского флота, был назначен командиром шлюпа «Диана», отправлявшегося для географических открытий и описаний в северной части Великого океана. На мысе Доброй Надежды «Диана» была арестована англичанами, но успешно вышла из бухты. А в 1811 году Головнин занимался описанием Курильских и Шантарских островов и Татарского берега. Здесь, во время работы на юге Кунашира, Головнин был коварно захвачен гарнизоном японской крепости Томари в плен, в котором прожил два года. В 1817–19 годах совершил новое кругосветное путешествие.


С филатовского кордона приехал егерь Архангельский. Рассказал, что в окрестностях появились уже три медведя. Один — здоровый и черный — ходит вдоль побережья рядом с кордоном и никак не реагирует на присутствие человека.

«Это ненормально» — говорит Архангельский: звери потеряли страх перед человеком и техникой. Ружья у него теперь нет, из средств самозащиты только один фальшфейер, но филатовский егерь уверен, что в критической ситуации он не поможет.


По новостям — на подходе мощный циклон от Японии, который заденет Курилы. Диктор обещала непогоду: пусть и краем, но тайфун зацепит. После месяца исключительно благоприятной погоды без взрывов и потрясений сложилось ощущение тишины. 

Автор фотографий Андрей Шапран

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям