Лучшие работы фотожурналиста Сергея Максимишина

Отрывки из книги «100 фотографий», выпущенной к юбилею мастера

Этой весной фотограф Сергей Максимишин представит дополненное издание альбома своих лучших кадров, который впервые был опубликован в 2015 году, к 50-летию журналиста. Мы отобрали 18 фоторабот и узнали у Сергея историю создания пяти из них.

Сергей Максимишин

фотограф

В 2015 году в издательстве «Галерея печати» вышла моя книжка «100 фотографий». Идея была простой: мне исполнилось 50 лет, и захотелось «зафиксировать прибыль». Я попросил людей, вкусу которых доверяю, — Андрея Поликанова (на тот момент директора фотографии журнала «Русский Репортёр») и Артёма Чернова (фотографа и редактора) — войти вместе со мной в маленькую комиссию по отбору моих же лучших фотографий. Три дня мы ползали по полу, двигая туда-сюда отпечатки. На четвёртый день из пятисот с лишним фотографий осталось ровно сто. Они и вошли в книжку. К каждой фотографии я написал рассказ о том, как она была сделана.

Мне хотелось сделать книгу, которой мне очень не хватало, когда я был начинающим фотографом. Книгу не про цвет, не про свет, не про химию и композицию, а про то, как фотографировать на рынке, как фотографировать незнакомого человека, откуда фотографы черпают идеи и как находят героев.

Книга была тепло принята читателями и оказалась интересной даже людям, далёким от документальной фотографии. Тираж 2500 экземпляров (увы, по нынешним временам рекордный для жанра) разошёлся мгновенно. Мы — я и издатели — получили множество запросов на переиздание.

В марте выйдет дополненное издание, в полтора раза толще. Позволю себе такое сравнение: если в первом издании я рассказывал, как делаю кирпичи, в новой книге расскажу и о том, как из этих кирпичей строю дом. К 100 моим лучшим фотографиям добавятся ещё десять фотоисторий и, соответственно, десять рассказов о том, как они снимались. Некоторые рассказы из дополненного издания вы можете прочесть ниже, в этом материале.

Город Краснокаменск, Забайкальский край, Россия. 2006 год

Девочка с осколком зеркала

Помните опера Дукалиса из сериала про питерских ментов? Ему я обязан свободой. Дело было так. Мы — Лиза Фактор, Валерий Кламм и я — были маленькой экспедицией. Сначала нас было пятеро. Гениальный украинский фотограф Витя Суворов (увы, уже покойный) и этнограф Ирина Октябрьская двинулись из Усть-Каменногорска на север, а мы с Валерой и Лизой — на юг. Нашей задачей было сфотографировать реку Иртыш. Сначала ехали по левому берегу, пока не упёрлись в китайскую границу. Последний населённый пункт перед границей — посёлок Буран, аул Боран по-казахски. Поехали на заставу за пропусками в погранзону. Показали письма от казахской Академии наук о том, что мы — экспедиция и нам нужно помогать. Пограничники сказали, что уже пятница, начальства нет, пропуска выписать некому, но обещали позвонить буранским милиционерам, предупредить о нашем приезде. В Буран въехали под вечер. Гостиницы в посёлке нет. Решили заехать в администрацию, попроситься хоть в школьный спортзал. Администрация закрыта. В том же здании — отдел милиции. Туда мы сдуру и отправились.

Кафе в Бишнупуре, Индия. 2013 год

За столом милицейский майор. Мы показали письма из Академии наук, рассказали про экспедицию, про Иртыш, про пограничников, которые должны были звонить. Оказалось, никто не звонил. Майор молча слушал нас, потом сказал: «Паспорта!» Забрал и положил в стол. «Пошли!» Запер нас с Валерой в одну камеру, Лизу в другую и ушёл, не сказав ни слова.

День оленевода. Поселок Тазовский, Ямал, Россия. 2004 год

Вечер пятницы. Сколько нам здесь сидеть, кто нас освободит — непонятно. Телефоны не работают — связи нет. Вдруг минут через 20 майор загремел ключами: «Максимишин! Сергей Яковлевич! Почему, дорогой, не сказал, что из Петербурга! Я очень опера Дукалиса уважаю! Выходите скорее!»

Александро-Свирский монастырь. Ленинградская область, Россия. 2002 год

И майор повёз нас к своему другу-ветеринару. Там были почёт-уважение и шашлык-машлык. А утром ветеринар поехал по дальним кошарам делать скоту прививки от бруцеллёза, мы увязались за ним. Остановились у одинокого домика на берегу Иртыша. Ребята уже сидели в машине, когда я снимал эту девочку. Запрыгнув в машину, сказал: «По-моему, я снял лучшую карточку этой поездки».

Озеро Зайсан. Казахстан. 2004 год

В ожидании школьного автобуса

Когда я был школьником, Кавказ не ассоциировался с войной. Конечно, мы читали в школе Лермонтова и Толстого, но Хаджи-Мурат тогда воспринимался как персонаж почти мифологический. Заходи, дорогой, будем барашка резать, шашлык кушать, вино пить. Сплошная «Кавказская пленница», и никакой войны. Потом заполыхало. Кавказ стал театром военных действий. Дима Гусарин, питерский фотограф, предложил провести мастер-класс в Кабардино-Балкарии. Я подумал, что это либо шутка, либо безответственность. Но Дима, хорошо зная эти места, утверждал, что живущим в ущелье Чегем балкарцам пока удаётся держаться в стороне от войны.

Техник-осеменитель Маша (слева) и её сестра, доярка Люба. Тосненский район, Ленинградская область, Россия. 2004 год

Из Нальчика до Юль-Тебе, одного из двух расположенных в ущелье аулов, раз в день ходит старенький ПАЗик. Я приехал за сутки до участников мастер-класса. Аул крохотный — 70 домов, 300 жителей. Бродил весь день — ничего особенного, не снял ни одной картинки. Испугался, что студенты меня поколотят, но обошлось. Убедившись, что на улице фотографии не растут, студенты пошли внутрь, в дома жителей. Вскоре начались обиды: «Почему ты у нас только три раза кушала, а у соседей пять?» — укоряли одну из наших девочек селяне. Через неделю стало казаться, что в ущелье Чегем мы родились и выросли.

Праздник Курбан-Байрам. Санкт-Петербург, Россия. 2003 год

Я попросил разрешения прийти в гости рано утром, чтобы сфотографировать, как девочек провожают в школу. Купил что-то к чаю, пришел в семь. Позавтракали, стали ждать школьный автобус. Тот запаздывал, возникла пауза чистого ожидания.

В ожидании школьного автобуса. Аул Эль-Тюбю, Кабардино-Балкария, Россия. 2008 год

Женщина в чёрной косынке — мама девочек. Рядом их тётка, сестра погибшего (зимой упал в пропасть вместе с трактором) отца. Как старшая, она взяла на себя ответственность за семью. Много и тяжело работает: покупает мелким оптом коньяк в одном месте, продаёт в розницу в другом. Для мусульманки торговать алкоголем — грех, но ведь Аллах видит, что не для наживы, а чтобы прокормиться.

Купание в фонтане. Гудермес, Чечня, Россия. 2003 год

Уезжали из аула со слезами. Как минимум одна из участниц того мастер-класса — Марина Маковецкая — стала настоящим фотографом. А я был страшно горд, когда журнал «Русский Репортёр» поместил эту фотографию на афишу своей юбилейной выставки.

38-я параллель. Граница между КНДР и Южной Кореей. КНДР. 2005 год

Золотые зубы

Мой приятель, увидев эту фотографию, сказал: «Улыбка Саурона». Ничего демонического в парне нет — зовут Саша, работал водителем в комитете по культуре мэрии Тобольска. Сашу и его УАЗик-«буханку» мэрия отправила мне на подмогу, когда мы делали материал о Тобольске для российского GEO. Картинку я снял, когда мы с журналистом Александром Можаевым вечером переправлялись на пароме через Иртыш. Вышли на палубу, а Саша остался в кабине, и сложно было не заметить этот треугольник — зубы, церковь и крест. Плёнки в камере не было, я уже израсходовал весь взятый на день запас. Оставалась лишь (чудом вспомнил!) много месяцев болтавшаяся в кофре катушка «восьмисотки» — по тем временам (2005 год) штука экзотическая. Пока заряжал плёнку, церковь совсем «съехала» к левому краю окна водительской кабины, я едва успел сделать несколько кадров. И, как всегда бывает, при любом количестве дублей — точная фотография всегда одна.

Паром через Иртыш. Тобольск, Россия. 2005 год

Саша запомнился не только ослепительной улыбкой, но ещё и присказкой: «Мясо без водки только собаки едят!» Однажды я снимал очерк о русской водке как явлении для немецкого кулинарного журнала. Сашина поговорка так понравилась немецкому коллеге, что стала заголовком статьи.

Праздник в честь Девы Марии — святой покровительницы села Арамус. Армения. 2007 год

Золотые рыбки

Мы прилетели в Багдад в сентябре 2002-го, за полгода до войны. В то время работать в Ираке позволяли только (или почти только) российским журналистам. И всё равно ходить по городу и фотографировать разрешалось лишь в сопровождении «гида». Русскоязычных среди них было немного, почти все они работали с телевизионщиками. Нам с Юрием Козыревым выдали одного Хасана на двоих. Мы попытались возмутиться — тогда нам предложили гида с португальским языком. Это была проблема. Официально мы работали для «Известий» и «Огонька», а на самом деле на прямых конкурентов — Time и Newsweek. Мы боялись, что, если так и будем «ходить парой», в журналах выйдут похожие картинки и будет позор на весь мир.

Музыкальная школа. Сантьяго-де-Куба, Куба. 2009 год

В помощь Хасану мы наняли переводчика Мундыра — он сносно говорил по-русски, но не был аккредитован при местном «министерстве правды». Теперь мы работали парами: один с Хасаном, другой с Мундыром, стараясь не отходить далеко друг от друга. Как только у того, кто работал с Мундыром, возникали проблемы (а они возникали практически сразу, почти в каждом месте был «смотрящий» спецслужб), Мундыр бежал за Хасаном, и тот разруливал ситуацию. Мы щедро приплачивали нашим гидам, но иногда у них случались необъяснимые взбрыки. Например, Хасан строго-настрого запретил мне фотографировать ослов. На вопрос «Почему?» ответил: «Некрасиво!»

Ритуал Арати. Катманду, Непал. 2008 год

Все понимали, что дело идёт к войне, Ирак был всем интересен, и мы старались снимать всё что можно. В один выходной пошли на птичий рынок. Юра с Хасаном отправились фотографировать птичек, а я рыбок. Обычно я просматриваю снятое на цифру в процессе съёмки, но этот кадр заметил уже в гостинице. «Юра, смотри какая картинка!» Козырев взглянул скептически и сказал: «Птички, рыбки… нас что, за этим сюда послали? Тоже мне, фотохудожники!»

Продавец золотых рыбок. Багдад, Ирак. 2002 год

Непал, жницы

Снимая сельскую школу в Непале, вслед за учениками перебегал из одного корпуса в другой. Увидел этих женщин, на ходу, почти рефлекторно, нажал на кнопку и пошёл дальше. Спроси меня кто-нибудь в тот момент, зачем и что я снимал, вряд ли бы я сумел ответить. Уже дома рассмотрел: а картинка-то неплохая. И дуга серпа рифмуется с дугами рисунка на платье, и колосья вторят тому же рисунку, да и вообще, на мой вкус, у фотографии есть драйв.

Жницы. Читван. Непал. 2007 год

Как-то с одним бурятом я ехал по степи. Время от времени бурят открывал окно и бросал в степь то щепотку риса, то конфету, то сигарету — духов кормил. Я спросил: «Откуда ты знаешь, где именно нужно кормить духов?» «Кормить надо тогда, когда подумалось — а не покормить ли», — объяснил бурят. Любое желание нажать на кнопку должно быть реализовано, поскольку возникло не просто так. Снимать надо «животом», и смотреть картинки нужно «животом». Не нужно думать во время съёмки, думать нужно при отборе. Фотограф — профессия прямого действия.

Пятничная мечеть. Исфахан, Иран. 2005 год
Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям