Марийский костюм: такого мы скоро не увидим

Пестрядь, шнашовычо, яга и другие уникальные вещи, которые рассказывают историю древнего народа

Сейчас в России — около полумиллиона марийцев, и у них даже есть своя республика, Марий Эл. Такой бонус выпадает далеко не каждому народу страны. Но где-то 24 000 представителей живут далеко от этого края. Это марийцы Урала. Они оказались там еще в XVI веке, когда пытались спастись от принудительного крещения. Этим людям каким-то чудом удалось сохранить большую часть своей культуры и религии. 

Фёдор Телков и Наталья Конрадова в проекте «Урал мари. Смерти нет» исследуют обычаи уральских марийцев. Мы публикуем их снимки и текст про традиционные костюмы, на который повлияли несколько веков жизни на Урале. 

Фёдор Телков

Фотограф

Наталья Конрадова

Антрополог, журналист
6 мая 2019

За время работы над проектом и книгой «Урал мари. Смерти нет» мы побывали почти во всех марийских деревнях Свердловской области и Пермского края — говорили с их жителями, фотографировали, снимали видео и записывали интервью. Мы хотели понять, как современные деревенские марийцы переживают распад традиционной культуры, неизбежный в эпоху глобализации.

Отношение к предкам — или отношения с предками — главное, что отличает традиционную жизнь от современной, а деревенскую от городской. Нашей задачей было увидеть и зафиксировать связанные с умершими обряды, ритуалы, сны, магические практики и поверья.

Те марийцы, которые живут на Урале, лучше других сохранили традиционную культуру. Они начали переселяться сюда в XVI веке из Поволжья, с территории нынешней республики Марий Эл. Спасали свою веру и обычаи от Ивана Грозного, который завоевал Казанское ханство и крестил его жителей. Отчасти у них получилось: даже сегодня, после всех волн колонизации и глобализации, марийская вера, обычаи и костюмы продолжают играть важную роль в жизни деревень.

В каждой марийской семье хранится много национальных костюмов. Сторонний человек может увидеть их во время выступлений народных коллективов. Например, на праздниках Ага-Пайрем, где выступают сразу все коллективы из разных деревень. Праздник был восстановлен в начале нулевых и проходит по очереди в разных районах Свердловской области.

Ага-Пайрем — праздник окончания посевных работ у марийцев, по-другому «праздник плуга». Он включает народные гуляния, танцы и песни, игры, застолья с национальными блюдами. Сейчас праздник превратился в фестиваль, который собирает все марийские деревни Урала. Его главная задача — сохранение и поддержание марийской культуры.

Но еще важнее то, что марийцы до сих пор используют костюм в ритуальных целях — во время похорон и свадеб. Например, второй день марийской свадьбы принято праздновать по старинным обрядам. В национальных костюмах принято встречать Семик и Кугече — народные праздники, связанные с поминовением умерших. 

Семик (или «седьмой четверг после Пасхи») — традиционный марийский праздник начала лета. Кугече («Великий день») — главный праздник весны и момент наделения земли плодородной силой, а семьи — благополучием. Важная часть обоих праздников — поминовение умерших, получение их благословения на успехи в быту. В эти дни принято накрывать поминальный стол со специальными кушаньями для почивших родственников.

Марийский костюм надевают в основном женщины, и только старшего возраста. Однако и мужских рубах сохранилось достаточно. Большинство были сделаны мамами или бабушками невест к свадьбе и до сих пор хранятся в домах как семейная реликвия.

До середины XIX века на Урале марийцы носили такие же рубахи, платья и кафтаны, как и в Поволжье – из отбеленной льняной или конопляной домоткани с красной вышивкой и аппликацией. Но таких костюмов осталось очень мало, и их используют только во время молений, куда принято надевать белую одежду. Во второй половине XIX века уральские марийцы начали изготавливать и носить пестрядь – клетчатую ткань. Она бывает двух типов — красно-черная и сине-белая. Ее ткали из фабричных ниток красного и черного цветов.

Cейчаc ткачеством никто не занимается: кто-то используется старые запасы ткани, кто-то заменяет ее на готовую. В деревнях Сарсы-2 и Малая Тавра нам рассказали, что носить можно какую угодно пестрядь, но хоронить можно только в синей. Иначе покойник на том свете «перед огнем стоять будет», — так звучало одно из объяснений.

Кроме пестряди, которая уже не производится, есть еще один вид вышивки — самый древний, выполнить его почти никто уже не может. Это вышивка по счету нитей: она делается с изнанки таким образом, что с лицевой стороны получаются геометрические узоры — обычно оранжевого, желтого, зеленого и коричневого цветов. Их названия часто связаны с домашними животными — «овечье копыто», «гусиная лапа». Такие вышивки были на свадебных платках, которых осталось совсем мало, а еще на головных уборах замужних женщин. Это «шнашовычо» — вышитая полоска с треугольником, похожим на утиный клюв. По этим «клювам» уральскую марийку можно определить издалека. Правда, надевают их только для выступлений — в отличие от платьев и фартуков, которые до сих пор носят по праздникам и во время похорон.

Еще одна важная деталь костюма — «яга» (или «дяга»). Это нагрудник, похожий на монисто, покрытый вышивкой, бисером и монетами. На некоторых яга, которые нам довелось увидеть, есть монеты начала XIX века.

Другой популярный декор для шнашовычо, яга и платьев — «чешуйки»: допетровские монеты, которые делались из серебряной проволоки и не имели номинала, так как считались на вес. На современные яга нашивают не монеты, а пайетки и другие блестящие украшения. В деревне Сарсы-2 нам сказали, что «современная яга с тоненькими пластиночками даже звука не издает, только блестит. А у старинной получается именно звон. Когда марийцы танцуют, у них должно все греметь…»

Сейчас марийцы используют старые костюмы, сшитые бабушками, но регулярно обновляют некоторые детали — рукава, фартуки. Старые вышивки всегда срезаются и пришиваются к новым вещам, поскольку это важная часть уральско-марийской идентичности. К ним добавляются новые материалы — покупная тесьма, кружева, блестящая фурнитура и декор. 

Экспедиции были проведены на грант фонда «Хамовники».

Автор фотографий Фёдор Телков
Автор текста Наталья Конрадова

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям

Ещё больше пользы