На сафари в Кению в конце сентября

Что было с границами и можно ли спокойно летать

Как вы знаете, мы всё время мониторим статусы границ и время от времени проверяем на практике, можно ли проехать по факту и что там на месте. В сентябре появилась отличная возможность доехать до Кении: из России туда не выпустят, но вот сама Кения рада принять российских туристов. То есть нужно было заехать из другой страны, например, из Турции. Перспектива побывать первым русским туристом после карантина несколько пугала, но мы же всё рассчитали правильно, так?

В общем, я собрался и поехал. Потому что самое важное в конце сентября — это огромная миграция тысяч и тысяч гну через реку Мара между парками Масаи-Мара (Кения) и Серенгети (Танзания). Увидев миграцию почти без других людей, могу сказать, что это одно из тех приключений, которые нужно указывать в космическом путеводителе по Земле.

Сергей Абдульманов

Путешествия и здравый смысл

Итак, первое — выбрать направление. Можно залетать через любую открытую страну; и Стамбул по дороге, поэтому лечу через Турцию. Россия и Турция открылись друг другу, а Кения открылась России. Поэтому из России в Кению нельзя, но если вы гражданин России, то из Турции с русским загранпаспортом в Кению можно. Виза делается на въезде, но, чтобы не влететь на карантин, нужно сделать справку на английском про отсутствие COVID-19 за 96 часов до границы. Соответственно, если я хочу сделать стоповер в Стамбуле на выспаться, он не должен быть большим. Я выбрал пересадку на 20 часов: это даже лучше стоповера. Это важно, что рейс с пересадкой, а не два разных. Багаж поедет в Африку без моего участия, и, если меня посадят на рейс в России, то этим обеспечат доставку до Найроби (или возврат за счёт компании). А пересаживаться за 3 часа я не хочу, потому что первый день в Кении уже обещал быть загруженным: перелёт в страну, внутренний перелёт, 2 часа на отдых и сразу в жирафячий центр смотреть бегемотов.

Заодно проверяю маршруты в Мозамбик, Мадагаскар и Танзанию. Нормальный вариант только Танзания, но там нет обратного рейса через Стамбул, придётся либо лететь через Доху (и непонятно, что с разрешениями), либо возвращаться в Найроби, что сильно удорожает маршрут. Трачу почти час на комбинирование вариантов и бросаю. Только Кения. Зато Танзания открыта для россиян. Будут чартеры на Занзибар к зиме. Забегая вперёд, скажу, что я видел индуса, который летел через Доху: там просто закрыли аэропорт и никого не выпускают наружу, но внутри можно спокойно пересаживаться.

Следующий момент — ещё одна справка. Маршрут у меня не самый туристский, будет внутренний перелёт. Внутренние линии периодически спрашивают международный сертификат на прививку от жёлтой лихорадки. Ну как спрашивают: в теории могут, но 95%, что не проверят. Но прививка делается на всю жизнь, стоит от 1500 до 3000 рублей, одна из самых безопасных в мире по побочкам, будет нужна в других поездках по Африке — в общем, можно просто доехать до ближайшей больницы с вакциной и сделать. Получаю жёлтую книжку в тот же день. На первичное развёртывание антител нужно 10 дней. Вакцина живая (то есть инактивированные вирусы), у меня начинается слабое воспаление в месте введения, и это беспокоит терапевта. Проверяет полчаса, не накроет ли меня анафилактический шок, утром следующего дня перезванивает, узнать, живой ли я. Пью пять дней антигистаминное, после от укола даже следа не остаётся.

Следующий вопрос — как быть со связью. Обычно всё решается прямо в аэропорту, но мне нужны две симки: для Турции и для Кении. У меня вторая симка в планшете — встроенная eSIM. Пакет для Турции на 1 Гб стоит 1 доллар у RedteaGo (потом 7 баксов за Гб), а пакет на 5 Гб для Кении стоит 21 доллар у Airalo. Покупаю эти сим-карты в России, активирую в аэропорту.

Турецкие авиалинии ограничили ручную кладь до 4 килограммов. Остальное бесплатно в багаж, и есть ещё большое багажное место. Это плохо, потому что я обычно укладываюсь в 6 килограммов техники + всякие мелочи и одежда. Одежду частично выбрасываю на месте и беру на её место сувениры. Кстати, это отличная тема утилизировать кучу всяких вещей, которые выкидывать просто так жалко, а носить уже не стоит.

В Кению нельзя брать дрон и любые полиэтиленовые пакеты. За пластиковый пакет на таможне вешают 4 года тюрьмы или штраф в примерно 3 миллиона рублей. Ну то есть как: вообще-то меньше, это верхняя планка. И вообще-то они отбирают все пакеты на таможне и сурово ворчат, но ничего не делают (если вы турист). Но всё равно не так, чтобы очень хотелось. Поэтому — экосумки с кучи конференций. Согласовать дрон можно, но для нацпарка это особо упёртая процедура. Как и в Намибии, тут верят, что с помощью дронов браконьеры ищут ценных животных. Плюс военные нервничают. В последний день перед вылетом ещё раз раскладываю вещи на полу и вижу, что взял документы в папке-файле (избавляюсь) и в последний момент доложил кеды в пластиковом пакете. Избавляюсь. Интересно, как быть с требованием, что жидкости должны быть в пакете. Я везу регенератор тканей в аптечке, он жидкий, 50 мл. Потом на месте оказывается, что нельзя только пластиковые пакеты с ручками, всё остальное можно.

Нужно увезти лёгкий ноутбук (он важен как замена планшета, если я его разобью, что иногда случается), фотоаппарат с объективом 300 мм на птиц и зверей, маленькую ручную камеру со стабилизатором (она будет в том числе фотоловушкой), планшет, зарядки и аккумуляторы. В багаж идёт одежда, аптечка, и думаю про килограмм гречки. Гречка нужна для ещё одной вещи: если ваша сумка будет слишком лёгкой, то авиакомпания не сможет поставить её в график центровки самолёта и придётся тащиться на стойку негабаритного багажа. У «Победы» это 5 кг и меньше. Ещё я беру сумку через плечо — она в Африке всегда актуальна. Гречку в итоге решаю не брать — и, как потом оказывается, правильно.

Ещё нужно продумать репелленты, антималярийное средство, крем от загара и кучу мелочей. Их я планирую купить на месте (забегая вперёд: большая ошибка, всё лучше брать заранее, около Момбасы почти ничего не найти, в отличие от столицы — Найроби). Дальше предупредить банк о поездке: хоть и я беру всегда две карты разных банков, последнее, что мне нужно — это поймать блокировку потому, что в такие места русские граждане не добираются. Особенно это важно было в ЮАР — там банк чуть с ума не сошёл при первой покупке. Вообще-то банк видит покупку билетов у местного перевозчика и, если что, поймёт, что я всё же там, но сделать всё равно стоит.

Перебираю долларовые купюры (лучше ехать с наличными) и вижу, что нет ни одной после 2014 года. Это плохо, потому что в Кении принимают американский доллар выпуска только после этого замечательного момента. Было много подделок. Опять же, забегая вперёд — всё срослось, но могли поменять на 5-7% хуже. Купюры до 2014 года с металлической полосой лучше просто бумажных.

В Турции розетки как у нас. В Кению нужна тройная с плоскими штырями, такая находится в куче адаптеров. Позже я забуду её в одном из нацпарков, но это не страшно, почти везде по маршруту есть универсальные розетки «туристские» для всех типов вилок и USB-розетки (в Масаи-Мара нет).

В выборе между биноклем и ещё одним длинным объективом со стабилизатором побеждает бинокль. Он легче, и видео я буду писать не на фотоаппарат (это ошибка). Долго решаю, брать ли ветровку или нет. Решаю, что не надо (это тоже ошибка — в Турции попадаю в сильнейший ливень на обратном пути).

Следующий суперквест — справка про отсутствие COVID-19. Нужна ПЦР на вирусную РНК со сроком не больше 96 часов от взятия образца до границы Кении. Вылет у меня вечером, тесты, судя по статистике поставщика, обеспечивают косяк каждому двадцатому, плюс в пунктах сдачи в аэропортах бывают огромные очереди после прибытия рейсов из Турции, когда почти каждый хочет получить справку для загрузки на Госуслуги (нужно в течение 3 дней, когда вы возвращаетесь). Поэтому хоть у меня вылет и вечером, еду в 2 ночи во Внуково сдавать. Оказывается, у них перерыв с 3:00 до 5:00, и ещё там ждут остатки прошлого рейса. В итоге сдаю только в 6:05, получаю результат в 7:10 на двух языках сразу. Важно указать документом загран, но брать его с собой на тест не обязательно, можно внутренний паспорт и фото заграна.

Вечером еду в аэропорт как положено. Там проверяют эту справку на регистрации, а потом начинается непонятное, потому что они не знают, что проверить, а проверить хочется. Если спрашивать их, зачем им это, если это не входит в перечень обязательных документов для въезда в Кению, они начинают хамить и отправляют к представителю авиакомпании. Вообще, это первый раз, когда я слышал хамящих сотрудников «Туркиш эйрлайнс». На контрасте с неожиданно удивляющей выбросами вежливости «Победой» это прямо дико.

На борту «Туркиши» дают набор из маски и двух пакетиков санитайзера на коротких рейсах и набор побольше на длинных. Еда в пакетах, никакой привычной крутой сервировки, порции как в включённые завтраки в российских гостиницах. Бутерброд, сок, кекс, вода. Бортовая библиотека полна фильмами про nCoV — часть крутят для устрашения на взлёте. «При выпадании кислородной маски сначала снимите инфекционную, потом наденьте кислородную на себя, затем снимите инфекционную с ребёнка…», ну и «если вы не можете носить маску, обратитесь к проводнику для получения головного щитка». Оказалось, это не «если у вас одно ухо», а «если вы в парандже». Детям до 6 лет маску не надо. Пока не взлетели, качаю карты Стамбула и Кении в maps.me.

В полёте раздают анкеты для Турции, заполняю. «Туркиши» хороши, у них есть ручки для этого случая, у многих авиакомпаний не так.

Аэропорт Стамбула — всё стандартно, но маски носят все без исключения. Позже выясняется, что и в городе так. Штраф за нахождение без маски в общественном месте примерно 10 тысяч рублей. Ну или 1 лира за бутылку воды в руке. Отель говорит, что закрылся 13 марта, открылся 15 августа. В первые дни марта сотнями шли письма про отмену бронирований, не успевали реагировать.

Шведский стол теперь закрытый, надо говорить словами, что нужно положить, и сотрудник столовой кладёт микроскопическую порцию.

Метро работает как обычно, рестораны почти как обычно. Вечером еду в аэропорт обратным трансфером от отеля, уже один. Тут в очередях все соблюдают физическую дистанцию и стоят по кружкам на полу. Удивительно. Без приключений прохожу в чистую зону. Еда в бизнес-зале упакована индивидуально, особенно интересна сарма (которая долма у нас, но долма — это когда фаршируют, а сарма — когда заворачивают, эта в виноградных листьях). Вылет в Найроби.

На стороне Кении оказалось, что ввели новое требование: теперь вместо раздаваемой в самолёте бумажки со статусом «я не кашляю», «я был в стране с активно распространяющейся инфекцией — России» и т.п. нужно заполнять онлайн-форму на сайте местного Минздрава. Проблема в том, что для этого нужен интернет-доступ, и пол-очереди получили проблемы. У меня уже была eSIM, поэтому дальше проход через аэропорт занял минут 5. Показал QR-код из письма Минздрава Кении, померили температуру, заполнил бумажную анкету на визу прямо в очереди, получил штамп в паспорт, прошёл в аэропорт. Итого понадобилось: ваучеры на отели, загран на 180 дней действия ещё минимум, две страницы чистые (штамп занимает кусок одной), билет, дата обратного билета, анкета (на месте).

Вот здесь можно посмотреть про пункты сдачи тестов в аэропортах.

Местные авиалинии при регистрации выдают ещё одну здоровую анкету, очень похожу на визовую. Только её заполняют все — как зовут, как самочувствие, где был 2 недели, где будешь жить в другом городе, контакты, какое место на борту, кто наследник (на самом деле это второй человек для контакта). Форму надо заполнить во время ожидания или в полёте и отдать медслужбе на входе в аэропорт прибытия. Стюардессы обучены после посадки перегораживать салон так, чтобы люди не смешивались на выходе: вышел первый ряд, вышел второй ряд и так далее. Сажают в самолёт так же, по рядам: выкрикивают ряды, нужно вставать и подходить к стойке на посадку.

Если в Турции маски носят все и соблюдают физическую дистанцию (которую почему-то называют социальной) все без исключения, то в Кении на это подзабили. Принцип такой: если носить на подбородке и натягивать на нос при виде поста охраны, то никто не докапывается.

На въезде в отель сначала проверили машину (померили температуру, осмотрели багажник и бардачок, поискали бомбы зеркалом — тут недалеко Сомали, и поэтому процедуры рутинные), потом отдельно прогнали вещи через аэропортовский сканер и ещё раз померили температуру. Интроскоп — это скорее средство убедиться, что никто из персонала не заносит контрабанду в отель, нежели реальное средство проверки, и он есть не везде. А вот досмотры и измерения температуры даже на въезде в торговые центры.

Ночью с 21:00 до 4:00 комендантский час, когда надо сидеть дома или в отеле. Но если у вас есть билет в аэропорт, можно ехать и ночью. Сейчас он уже с 23:00, что сильно упрощает ситуацию с «водитель тоже хочет домой», потому что так пару раз он оставался спать на парковке отеля.

Ещё одно приключение — полёт на воздушном шаре над нацпарком Масаи-Мара. Дело в том, что шар считается пассажирским пилотируемым воздушным судном. То есть нужно соблюдать все правила полёта для авиакомпаний. Но при этом полёт идёт в G-пространстве. Это значит, что где-то в поле кроме огнемёта для наполнения шара вас будет ждать медсестра с тепловизором, она же попросит заполнить здоровенную анкету, перед полётом вам прочтут пассажирский брифинг и всё такое. Прямо в поле приносят стойку регистрации, потому что так положено. Шар будет обработан антисептиком (только корзина). Разве что воду не отбирают. Шар приземляется в случайных местах, на месте приземления тут же оказывается машина наземного сопровождения, организуется завтрак с шампанским, а потом с завтрака всех туристов забирают свои водители.

Полёт назад почти стандартный — все положенные процедуры в Найроби (только бизнес-зал закрыт из-за отсутствия туристов), в Турции только измеряют температуру и пускают в город. В РФ прилетаем во Внуково, там можно сдать экспресс-ПЦР, но рейс в 1:20, с границы и багажа вы выходите около 2:00, а с 3:00 до 5:00 перерыв в пункте сдачи. То есть раньше 6 утра результатов не будет. А результаты надо ждать дома. Мне лететь в этот же день в Осетию, поэтому я выбираю сдачу на турецкой стороне — можно сдавать за 72 часа до пересечения границы и потом загружать на Госуслуги. В аэропорту Турции огромная очередь на тест, передо мной около 150 человек. Нужно оплатить тест в первом окне (2500 рублей), получить штриход во втором, затем из третьего высунут палку и фривольно поковыряют ей во рту и в носу. Заняло час двадцать. Результаты дают на бумаге через 4 часа (ещё одна короткая очередь), или их можно самому посмотреть на сайте министерства здравоохранения Турции. Я выбрал самолёт, поэтому просто получил результаты сразу после посадки на сайте и сразу указал их в анкете на пересечении границы.

На границе дают инструкцию, как правильно загружать результат на Госуслуги. Загрузил (кстати, с телефона это проблема, в названии картинки должны быть только цифры, а iOS называет файлы по умолчанию с нижним подчёркиванием — пришлось пошаманить). Всё, конец фильма.

Жмякните по кнопке, чтобы получать только самое-самое важное про путешествия.

Материалы по теме

Данные аналитического центра Туту.ру
В чём сложности организации — отвечают представители бизнеса
Чем хороший экскурсовод отличается от плохого

У меня есть ещё вопрос

Пожалуйста, задайте его в комментариях ниже. Мы постараемся помочь.
© ООО «ГЛОБУС МЕДИА», 2018-2020
ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ ТУТУ.РУ ОБЯЗАТЕЛЬНА. ПОЛИТИКА ООО «НТТ» В ОТНОШЕНИИ ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ.

Ещё больше пользы