На Узкой: как жить там, откуда почти не выбраться

Полумертвые поселки вдоль легендарной узкоколейки

Алапаевская узкоколейка построена в Свердловской области в конце XIX века, чтобы соединить рабочие поселки в тайге с цивилизацией. В тех местах уже нет причин для жизни, но нет и другого способа выбраться. Сергей Потеряев снял жизнь этих поселков в наше время. 

Сергей Потеряев

документальный фотограф

АУЖД — Алапаевская узкоколейная железная дорога. Редкие поезда одной из самых длинных в мире узкоколеек, как по «дороге жизни» в блокадном Ленинграде, доставляют в деревни продукты и предметы первой необходимости. Люди называют ее «Узкой» и ценят как главную артерию.

«Узкая» — одна из самых протяженных в мире дорог с шириной колеи до 750 мм. Первый ее участок открыли в 1898 году. Строительством занимался Алапаевский железоделательный завод, которому был нужен лес из тайги для древесного угля. В лучшие времена дорога тянулась на 600 км, сейчас только на 149. 

В этих краях узкоколейка является единственной связью с «большой землей». В системе координат советской культуры 30-х годов железная дорога была символом Революции, технического прогресса и устремленности к светлому будущему: «Наш паровоз вперед летит, в коммуне остановка!».

В Советские времена здесь был активный пассажиро- и грузопоток. Самый расцвет пришелся на 70-80-е годы прошлого века — в те времена по АУЖД перевозили 1 млн тонн леса в год. 

К началу XXI века будущее стало прошлым, остановка — безвременьем. И размышляя о жертвах, принесенных на алтарь утопических идей, не хочется ностальгировать.

Я был там несколько раз. Но неизменным оставалось одно — всё будто замерло, как в первый мой приезд. Где-то обновили состав, где-то подлатали дорогу, но всё равно чувство оторванности осталось.

Работы нет, и непонятно, откуда ей там взяться. Ведь леспромхоз, который и дал жизнь этим деревням, давно не существует. Соответственно, и денег на этой дороге нет.

Зато остались замечательные люди (от 30 до 100 жителей в каждой из восьми деревень), которые предложат еду и ночлег людям, оказавшихся в их краях. Если, конечно, вы сможете завоевать их доверие. Ведь веры ни в государство, ни в других людей, которые им обещают блага, у них не осталось.

Дорога стала и спасением, и причиной бед для местных жителей. Всё больше становится брошенных домов, природа обратно захватывает свое. АУЖД была построена на болотах, и за сто с лишним лет эксплуатации рельсы под воздействием времени стали кривыми. Вагоны трясет во время движения состава.

Из-за прогнивших рельсов вагоны сильно раскачиваются. Кажется, что они вот-вот перевернутся, — и такие случаи бывали. Чтобы этого избежать, скорость поездов ограничивают: в среднем они движутся со скоростью 15-20, максимум до 30 км/ч.

Состав ходит всего несколько раз в неделю, и многие жители имеют свои дрезины с мотором. Чтобы дотащить их от гаража до основной ветки, строят самодельные пути.

Несколько лет назад на АУЖД появился новый тепловоз и два плацкартных вагона (в которых из-за размеров дороги могут быть только боковые полки), но это не помогло. В 2014 году по дороге проехали 17 тысяч человек, в 2016 — только 13 тысяч. Зато растет число туристов: они могут арендовать специальный мягкий вагон для экскурсий, с диванами. Его по запросу присоединяют к основному составу. 

Туристы, путешествующие по дороге, сталкиваются с застывшим временем. Когда советское промышленное величие угасает так медленно, что почти не заметны веяния цивилизации.

В некоторых деревнях, например, в Березовке, отключили электричество. В некоторых еще включают на пару часов утром и вечером. Полиции, медицинской и другой помощи ждать просто неоткуда. Через 20 лет здесь не останется почти никого. 

Автор текста и фотографий Сергей Потеряев

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям

Ещё больше пользы