Пасхальные традиции Хануабады

Фоторепортаж Влада Сохина о главном празднике христиан Папуа-Новой Гвинеи

В это воскресенье православные христиане отмечают главный праздник года — Пасху. Центральная и самая впечатляющая часть библейской истории об Иисусе на протяжении двух тысячелетий не оставляет равнодушными огромное количество людей по всему миру. Влад Сохин побывал в Папуа-Новой Гвинее и привёз фотографии и рассказ о том, как причудливо празднуют Пасху островитяне, узнавшие об учении Христа от английских миссионеров. 

Влад Сохин

фотограф

Однажды папуасы Моту увидели, как к их домам, стоящим прямо в море на деревянных сваях, приближается огромное каноэ с парусами. Его размеры превосходили самую большую лодку, которую когда-либо делали искусные руки местных мастеров. С корабля на землю объединённых деревень Хануабады, Элевалы и Габи высадились белые люди, во главе с капитаном Джоном Морсби. Ему приглянулась эта тихая лагуна, и он дал ей имя своего отца, адмирала Ферфакса Морсби. 

Место высадки англичан в 1873 году вскоре стало их базой, которая с годами превратилась в большой портовый город — Порт-Морсби, ставший столицей объединённой Папуа — Новой Гвинеи (ПНГ). Вместе с невиданным оружием, едой, одеждой и прочими странными вещами пришельцы из-за моря привезли новую религию — христианство. А старые верования морских папуасов довольно быстро попали под запрет.

В XXI веке дома Хануабады так и стоят на деревянных сваях. Лишь тростниковые крыши теперь заменили блестящие на солнце металлические листы, а в домах появилось электричество и бытовые приборы. Через лагуну видны небоскрёбы отелей, офисы банков и международных организаций центра столицы ПНГ. Туда каждый день отправляются жители деревни на работу, переключаясь с традиционной деревенской жизни на городскую. Под вечер они возвращаются домой и словно перемещаются на машине времени в прошлое.

Здесь в клетках на деревянных мостах-переходах между домами им нужно покормить свиней и кенгуру, которых выращивают на забой. Прыгнуть в лодку и, отойдя подальше от берега к более чистой воде, порыбачить. А остаток вечера провести за чтением Библии. Или петь в компании друзей и жевать полунаркотический бетельный орех — эту привычку так и не удалось победить христианским миссионерам. В воскресенье они обязательно пойдут в церковь на утреннюю мессу и проведут остаток дня, отдыхая или играя с детьми. Работать, даже по дому, в этот день нельзя — так их научили белые люди.

В течение всего года люди Моту готовятся к самому большому празднику, Пасхе. Её отмечают здесь даже более помпезно, чем Рождество. Раз в году Хануабада преображается и становится похожей на Иерусалим времен Понтия Пилата. Большая часть жителей деревни принимает участие в театрализованном представлении о последних днях жизни основателя христианства. Долгими месяцами люди шьют костюмы, делают бутафорское оружие, репетируют евангельские сцены и общим голосованием выбирают актёров на важные роли.

На главную роль — Иисуса — обычно выбирают молодого, ещё не женатого юношу, не замеченного в употреблении алкоголя, бетельного ореха и табака. Старейшины деревни очень тщательно относятся к кандидатуре будущего Христа. Из большого списка постепенно отсеиваются менее подходящие кандидаты. Парень должен быть не только доброго нрава, но и обладать хорошей физической силой и выносливостью. Ведь ему придется испытать настоящие избиения и боль, перенесённые Иисусом, пусть и не в самой тяжёлой форме.

Роль Иуды и других не самых положительных персонажей этой истории обычно выпадает по жребию, добровольно их играть желающих не находится.

В субботу перед Пасхой все приготовления, которые длились целый год, достигают кульминации. Дети становятся римскими легионерами, молодые сильные юноши — их начальниками и исполнителями казни Иисуса. Появляются Пилат, царь Ирод Антипа, Мария Магдалина, Иуда и другие апостолы. Перед началом представления они перемешиваются с толпой зевак и величественно проходят сквозь них в своих свежепошитых костюмах.

Часов до пяти вечера, пока не спадает дневная жара, тут и там можно увидеть библейских персонажей, утоляющих жажду колой. А старшие ребята-легионеры периодически прячутся от взрослых за соседними с церковью домами, чтобы покурить.

Наконец всех собирают на холме у входа в протестантскую церковь, и процессия начинает торжественно спускаться вниз в деревню. Впереди идут дети — солдаты Римской империи, за ними в пурпурном балахоне гордо шагает иудейский царь Ирод вместе с женой, рядом с ним Понтий Пилат. Крепкие парни из легионерского «спецназа» выталкивают из дверей храма Иисуса, одетого в белую длинную одежду с красной накидкой. Со связанными впереди руками он послушно спускается вниз на деревенскую площадь, его подталкивают в спину древками копий практически на каждом шагу.

За Иисусом идут актёры, играющие его учеников. Замыкают шествие две Марии: мать Иисуса и Магдалина с другими библейскими женщинами.

Посреди площади на небольшой сцене восседает царь с женой и наложницами. Они едят виноград и пьют «Фанту». Когда к Ироду подводят Иисуса, он выплёскивает ему «Фанту» в лицо и отправляет к Пилату. Тот приговаривает Христа к распятию, но сначала повелевает его хорошо помучить.

Иисуса раздевают и бросают на землю. Видно, что легионеры нарочно стараются причинить актёру настоящую боль. К лежащему на земле Христу подносят микрофон и два воина изо всех сил начинают бить его плетьми, оставляя на спине кровавые следы. Стоны Иисуса, раздающиеся из расставленных по сторонам площади динамикам, слышны по всей деревне. Затем его поднимают и, поддерживая за руки, заставляют обойти вокруг Хануабады, по пути вручая ему огромный крест. 

Не выдерживая тяжести креста, актёр падает — но не потому, что так написано в Новом Завете, а потому, что больше нет сил. Одна из женщин подносит ему воды. Кто-то пытается вызвать по телефону скорую помощь. Лежащий на асфальте Иисус поднимает руку, жестом показывая, что он справится. Ему помогают подняться и аккуратно, поддерживая под руки, ведут к месту распятия. Здесь на двух крестах уже висят евангельские разбойники. Иисуса кладут на большой крест и привязывают к нему руки и ноги. В отличие от Филиппин, в Папуа-Новой Гвинее не используют для распятия гвозди. 

Крест с привязанным к нему телом поднимают с помощью верёвок, и сразу же руки людей из толпы поднимаются вверх, но не для того, чтобы в молитвенном жесте почтить Христа, а чтобы сделать хорошую фотографию или селфи на фоне. Лес мобильных телефонов и планшетов окружает страдающего на кресте основателя самой известной религии в мире.

После кульминации представления всё завершается довольно быстро. На соседнем холме понарошку вешают Иуду. Сначала разбойников, а потом и Иисуса снимают с крестов и бережно относят в один из домов. Главный герой справился со своей ролью, и теперь до конца жизни он будет занимать особое место в общине, получит всеобщий почёт и уважение. Толпа зевак медленно рассеивается. Дети возвращаются к своим вечерним играм, а домохозяйки бегут к свиньям, кенгуру и остальным домашним заботам. Нужно ещё много чего успеть сделать до вечера, ведь завтра, по правилам, делать ничего нельзя, как и во все остальные воскресные дни года.

Автор текста и фотографий Влад Сохин

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям