Переплетено: ренессанс ткачества в Каргополье

Мастерство ткачих Архангельской области в объективе Анастасии Евсинекиной

В современном мире, где на принтере можно напечатать дом с крыльцом, традиционные народные промыслы находятся на грани исчезновения. Когда-то одно из самых распространенных занятий русских женщин — ткачество — практически полностью ушло в прошлое.

Каргопольские ткачихи возрождают старинное ремесло с 1990-х годов. Анастасия отправилась в деревни Архангельской области, чтобы узнать у мастериц, зачем они тратят силы и время и надеются ли, что когда-нибудь их ремесло вновь станет популярным

Фотожурналист
28 февраля 2019

В Ошевенском муниципальном образовании Каргопольского района возрождение ремесла началось с Екатерины Егоровны Березиной — местного библиотекаря. В 90-х, когда в деревни приезжали неизвестные люди и выносили из заброшенных изб утварь, она поняла, что необходимо где-то сохранить все, что уцелело.

У Екатерины была мечта создать музей, и для него она собирала всё: прялки, ткацкие станки, старую одежду. Совместно с фондом «Наследие Севера» удалось снова привлечь женщин к занятию ткачеством, научить ремеслу тех, кто им раньше не занимался, а также запустить кружок по ткачеству для девочек. Екатерина много времени уделяет обучению девочек. Ведь они – продолжатели традиции.

Современный процесс изготовления половиков мало отличается от традиционного: нужен станок со всеми деталями, нитки и текстиль. Раньше половики делали из обрезков и обрывков всего, что находили в деревенском доме. 

Сырьем для половиков служат личные вещи мастериц и ветошь, которую собирает фонд и отправляет транспортной компанией в Ошевенск. В век гиперпотребления ткачество — один из способов вторичного использования ненужной одежды, непригодной для носки.

Опытная мастерица может заправить станок за два дня и соткать три метра половика за день. Для новичка это растягивается на неделю: заправить станок нитками, пропустить их в правильном порядке и натянуть так, чтобы всё работало.

Длина ковриков сейчас существенно сократилась: раньше ткали не меньше 3-5 метров, чтобы застелить во всю длину пол в деревенском доме. Сейчас, как правило, это всего 1-2 метра для городских квартир.  Ширина полотна ограничена размерами станка — около 60 см. Встречаются станки шире, но это редкость, для такого станка нужно больше пространства, а это не каждая мастерица себе может позволить.

В Печниковском муниципальном образовании история возвращения к ремеслам также началась в 90-е. Надежда Ворощук по профессии педагог. Во времена, когда местный совхоз пришел в упадок и начались проблемы в семьях, учителя думали, как привлечь внимание детей, и решили обратиться к истокам: начали изучать родной край, собирать предметы старины и прививать детям интерес к традициям.

Так задумались о ткачестве — нашли четыре станка, не полностью укомплектованные, но этого было достаточно, чтобы начать работать. Резали старые платья на ленточки и ткали простейшие половички. 

Когда решили делать ткани, оказалось, что среди местных мастериц нет тех, кто может рассказать, как подготовить станок. Надежда обратилась за помощью в центр ремесел районного центра. В Каргополе не только показали этапы работ по заправке станка, но и поддержали открытие центра дополнительного образования для обучение детей ремеслам.

Детей было много: кто-то хотел выращивать и обрабатывать лен для ниток, а кого-то привлекал ткацкий станок. Но сейчас закрыт не только центр дополнительного образования, но и школа: детей возят в соседнее село.

В каргопольский центр народных ремесел «Берегиня» обращаются с просьбами научить, рассказать, как заправлять станок, как ткать, не только жители родной области, но и других регионов. Татьяна, мастер по ткачеству, даже ездила в Пензенскую область с мастер-классом.

Татьяна работает в центре с 2000 года. В клубе искали ученицу, и она согласилась, не раздумывая. Татьяна считает, что «попала в нужный момент». Здесь она впервые увидела ткацкий станок, начала учиться у каргопольской мастерицы ткачеству и лоскутному шитью. Год за годом она постигала ремесло и теперь готова делиться своим мастерством со всеми страждущими.

Нина Александровна — учительница Татьяны — ткала дорожки-«радужки». В коробе спектрами лежали цвета, и она собирала их в радуги переливами. Татьяна раньше тоже использовала такой подход, но сейчас радугу сделать сложно: не хватает цвета. Очень редко приносят цветные лоскуты — много синей, белой и черной одежды, много красного, а зеленого и желтого не хватает. 

Расцветка половика и тип ткачества различаются. В каждой области свои особенности узоров или цветовых решений: где-то преобладают геометрические узоры, где-то цвета.

Станок своего мастера Татьяна выкупила у дочери Нины Александровны после ее смерти. Нине Александровне станок достался от ее учительницы Пелагеи, а Татьяна, в свою очередь, передаст его кому-нибудь «в наследство, кто после меня придет, лет через 50». 

У каргопольской ткачихи много учениц, правда, повзрослев, многие забрасывают ремесло. Но мастерица считает, что это такое занятие, к которому можно всегда вернуться, и она готова помочь любому. 

Раньше в каждой семье был ткацкий станок, все ткани производили сами, разделяли, делали мешковину, вили веревки, счесывали шерсть. Местные говорят: «В центральной полосе быстрее появились фабрики и большие производства, а мы здесь отморожены слегка, поэтому и ремесла у нас сохранились до сих пор». Сейчас в каждом райцентре области есть такой дом творчества как в Каргополе, и там обязательно учат ткать. 

Автор фотографий Анастасия Евсинекина

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям

Чтобы не пропустить наши новые материалы, подписывайтесь на наши сообщества в Facebook и «ВКонтакте», ищите новые видео на нашем YouTube-канале, читайте нас в «Яндекс.Дзене» и подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку

Ещё больше пользы