Путешествие в индийскую Венецию: красиво и опасно

Воспоминания Андрея Шапрана о поездке в Шринагару, летнюю столицу Кашмира

Шринагара на севере Индии — это одновременно и популярный курорт, и очаг сепаратизма. По улицам-каналам здесь передвигаются туристы и рыбаки, а на суше действуют блокпосты и патруль с автоматами. Фотограф Андрей Шапран проделал долгий путь в Шринагару, удивился невероятному количеству мечетей в городе и женщинам на вёслах местных лодок шикарах.

документальный фотограф

«Русский пошёл!» — такие слова нередко можно услышать в Индии в самых неожиданных местах и ситуациях. Я в очередной раз небрежно отмахнулся от назойливого индуса и его коммерческого предложения, но обернулся с вопросом: «Почему ты решил, что я русский?» — «Фейс!» — и индус сделал рукой круг вокруг своего лица. Ааа! Понятно! Белые лица на улицах Шринагары больш-а-а-я редкость.

Уже почти две недели я жил в Шринагаре в поисках героев и впечатлений. Жил в полном одиночестве и в искреннем блаженстве
из-за умеренной температуры воздуха, ради которой я и сбежал на север страны из изнуряющего зноя Дели. В столице при температуре сорок градусов лёгкие будто сжимаются и больше не распрямляются. А в пятьдесят и в полном безветрии на грудную клетку словно садится неизвестное хищное индийское божество-смерть. Было и такое.

Но русских в Шринагаре я всё-таки встретил. Буквально через тысячу метров заметил разговаривающую группку из четырёх-пяти туристов и, ещё не различая их речь, подумал ровно то, что несколько минут назад подумал обо мне продавец-индус: «Русские». Как я угадал? По «фейсу», то есть, по овалу лица. У русских он округлый.

Дней десять назад я заехал в Шринагару самой обычной, но не самой комфортной дорогой: рейсовый ночной автобус, пересадка на поезд, затем автостоп в плотно упакованной телами легковой машине. В дороге меня ждал подвыпивший индус, которому приглянулся мой зеркальный фотоаппарат («Мне нравится твоя камера, заберу её себе»), и бесконечные вооруженные блокпосты — на протяжении всего вояжа и на подъезде к Кашмиру.

В путеводителях по Кашмиру указывается: «Выясните, какова ситуация с безопасностью». Дело в том, что уже больше 30 лет Шринагар остаётся горячей точкой на карте Индии. В 1989 году в городе вспыхнуло Кашмирское восстание под исламскими лозунгами — против «оккупации региона» Индией. Инцидент стал очередной главой в истории пакистано-индийского конфликта по поводу принадлежности Кашмира. До недавнего времени в Шринагаре продолжали периодически возникать беспорядки, бунты и протесты мусульман, так что бункеры и КПП работают здесь до сих пор. Напряжённости добавляет ситуация с горами и возможными сходами снега и камней.

Обычно банки, магазины и учреждения в Шринагаре закрываются на молитву по пятницам. Я же в один из первых дней столкнулся с тем, что банкоматы и банки были закрыты совсем, а по улицам в бронежилетах и с автоматами ходили военные. Несмотря на видимое спокойствие на улицах Шринагары, мусульманский город находится в состоянии постоянного и ощущаемого напряжения. Частые граффити на стенах домов со словами Freedom («свобода») напоминают о не такой уж давней истории.

Сон в первую ночь в гостинице оказался оборванным утренней молитвой муэдзина. Насколько «утренней»? Часов пять было точно. Попытка найти сносное жильё вдалеке от мечети потерпела фиаско: Шринагара преимущественно мусульманский город. Чтобы ощутить на себе весь его колорит с вечерними и утренними молитвами из громкоговорителей, стоит подняться на панорамную площадку над городом: на его территории уместилось какое-то невероятное число мечетей!

Шринагару называют «Венецией Востока». Город стоит на озере Дал и на берегах реки Джелам и знаменит своими каналами-улицами. На протяжении веков за городом закреплён статус летнего курорта. Именно в Шринагару, летнюю столицу Кашмира, устремляются обеспеченные индусы из центральной части Индии, где пекло и зной делают невыносимыми жизнь большинства обитателей.

Плавучие дома и гостиницы — одна из главных достопримечательностей Шринагара. Весной и в начале лета цены на подобное жильё в районе озера Дал оказались удивительно приятные: 300-350 рупий за одиночный номер с вайфаем у самой воды. До берега можно добраться как по тротуарам, так и на индийской «гондоле» — шикаре. На закате, в сумерках и ночью, когда на озере светятся огнями лодки и дома, с шикары получаются неповторимые фотографии.

Аренда шикары вместе с гребцом обходится порядка в 300 рупий в час. Аренда лодки без гребца тоже возможна (что-то около 200-400 рупий за весь световой день), но в самостоятельном плавании заблудиться в каналах проще простого.

Одиночные рыбаки на озере (на берегу или на своих маленьких лодках) – самые распространённые объекты для фотографии. Это та предсказуемая часть повседневного труда, на которую реже всего обращают внимание туристы. Вторым открытием для меня стали местные женщины на шикарах с вёслами в руках.

Напротив озера, на Бульваре, расположена пешеходная зона и лавки с сувенирами. Там продаются элегантные разноцветные коробочки из папье-маше, резные изделия из грецкого ореха, кашемир, пашмины и шали, на которые в Европе ввела моду жена Наполеона — Жозефина.

Отсюда, из Шринагары, начинается путь в предгорье Гималаев и в Ладакх, но дорога доступна только после таяния снега в горах в мае-июне. До этого Шринагара остаётся, по сути, конечным туристическим и крайне заманчивым пунктом на севере Индии.

Автор текста и фотографий: Андрей Шапран

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям