Шахсевены — иранские кочевники

Пустыни, шатры и люди в фотографиях Александра Фёдорова

Саша Фёдоров вернулся из Ирана с документальным фильмом про кочевников-шахсевенов, он скоро выйдет на его YouTube-канале. Это атмосферный рассказ, или даже арабская сказка про народ, о котором мир почти не знает. 

Пока ждёте кино, посмотрите фотографии, которые сделаны между съёмками. Как будто из другой вселенной. 

Фотограф и автор проекта Bad Planet
21 ноября 2018

Три года назад я поехал в Иран снимать свой первый документальный фильм про кочевников, и они меня впечатлили. Их называли шахсевенами. Годом раньше я тоже путешествовал по Ирану: тогда мне впервые рассказали о малочисленном народе, который кочует у склонов вулкана Сабалан на севере Ирана, и показали их фотографии. 

На фотографиях были гордые люди с ружьями в руках, мужчины и женщины. Они стояли у необычных юрт, похожих на космические тарелки. Эти люди были потрясающе одеты в разноцветные ткани и в то время кочевали на верблюдах. 
Никто не мог сказать, живы ли эти люди до сих пор, живут ли они в своих «космических» домах и кочуют ли на верблюдах. Поэтому, как только я вернулся, я пошёл в музей кочевой культуры, и там мы решили во что бы то ни стало найти шахсевенов. Поэтому снова поехали в Иран.
 
На практике всё случилось так, как это обычно у нас в экспедициях случается. Мы приехали и сказали: «Здравствуйте, мы с вами будем жить». 

У нас был очень ценный проводник, без него ничего бы не вышло. Его звали Бахи Сараи, весьма пожилой мужчина за шестьдесят: седые волосы, длинная борода. Таких на турецком называют аксакалами («седобородый» в переводе). К этим людям относятся с очень большим уважением. 

Бахи отвёз нас в стойбище к шахсевенам и прямо с порога сказал: «Можно вот эти вот у вас поживут»? И они сказали: «Можно». Бахи уехал, а мы остались у них в стойбище без проводника и переводчиков. Всё происходило на уровне жестов. 
 
В первом же месте, куда мы приехали, стояли те самые «космические» жилища. Шахсевены называют их «алацик». Один из них был пустой, и нам сказали: «Пожалуйста, живите вон там». 
 

Шахсевены оказались очень открытыми и гостеприимными людьми. Может быть, ещё потому, что приезд каких-то неизвестных людей неизвестно откуда — тоже событие. Нас сразу пригласили пить чай и ужинать. Они ужасно обиделись, когда мы потом пешком пошли в посёлок покурить кальян. Сказали: «Как это? У нас есть кальян, и вы могли покурить кальян у нас. Зачем вы пошли в посёлок и заплатили там за это деньги? Вы же наши гости». Так что, несмотря на серьёзный языковой барьер, никаких проблем в общении не было. Мы показывали им фотографии других кочевников из наших путешествий, объясняли что-то рисунками, они нам в ответ рисовали. 

У моего напарника Егора есть свой метод, который он обозвал «метод глубокого погружения в культуру». Ты начинаешь жить с героями своего проекта, пытаешься вот таким образом понять их культуру. Егор, как учёный, никогда не расставался со своей записной книжкой и пытался выучить турецкий. Он записывал каждое слово. Особенно любил существительные: «Что это такое?» Ему отвечали «Это молоко. Это коза». В общем, весь диалог строился на существительных.

Шахсевены оказались довольно крупным народом численностью около трёхсот тысяч человек. Внутри этого народа — около сорока кланов разной величины. Есть крупные, на несколько десятков тысяч человек; есть маленькие — на несколько тысяч.

История шахсевенов как народа начинается в XVI веке, когда шах Аббас Первый создал для себя личную гвардию, объединив в ней самые разные племена самого разного происхождения. Само название этого народа переводится как «преданный шаху» или «верный шаху». 
 

Аббас создал гвардию, чтобы противостоять могущественному влиянию турецких племён кызылбашей, которые служили у основателя династии сефевидов Исмаила и не признавали Аббаса. В эту гвардию вошли самые разные племена. Это были и турецкие народы, и курды, и талыши (народ, который живёт на побережье Каспийского моря). Им просто дали земли, где они могли кочевать и пасти свои стада. Так и появился народ шахсевены. 

Главное, что мы хотели увидеть, — как шахсевены ткут ковры. У этого народа необычные узоры, и в них они зачастую записывают целые истории. То есть каждый элемент орнамента имеет своё значение. И, выстраивая последовательность этих элементов, шахсевены могут рассказывать сказки и какие-то семейные предания. Это практически письменность. Через такие ремёсла можно узнать гораздо больше о культуре кочевников. 
 
Но нас просто гоняли от одного стойбища к другому. Мы приезжали и слышали: «Нет, другие сейчас ткут ковры, а мы — только зимой». Мы ехали к соседям, и повторялось то же самое. Только в Ардабиле мы нашли фабрики, сделанные шахсевенами, где они ткут ковры на продажу, и смогли что-то узнать из их рисунков. К сожалению, многого они уже не помнили, и найти тех, кто всё ещё может растолковать смысл всех узоров, мы не смогли.
 

Автор фотографий Александр Фёдоров

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям

Чтобы не пропустить наши новые материалы, подписывайтесь на наши сообщества в Facebook и «ВКонтакте», ищите новые видео на нашем YouTube-канале, читайте нас в «Яндекс.Дзене» и подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку

Ещё больше пользы