У нас на Вятке свои порядки

Зачем фотограф Алексей Мякишев возвращается в Вятку снова и снова? Посмотрите его пленочные снимки

Вятка была основана в 1181 году новгородскими пиратами в отдалении от главных русских княжеств и долгое время принадлежала сама себе. В 1971 году здесь родился Алексей Мякишев — до конца девяностых он работал фоторепортером в местных газетах и методично снимал  на черно-белую пленку жизнь города, который знает как себя. Потом была Москва, международные публикации и премии, но Вятка не отпускает до сих пор. 

Публикуем его фотографии и рассказ про родной край, который заставляет возвращаться туда снова и снова. 

 

27 марта 2019

Я родился в Кирове. Честно говоря, мне не очень нравится название Киров, мне больше нравится старое название — Вятка. С 1991 по 1999 год работал в местных газетах фоторепортером, но некоторые снимки выходили за рамки газетных публикаций. Я складывал их в отдельную папочку и накопил большой багаж.

Киров — город на реке Вятка в 900 километрах на северо-восток от Москвы. Он основан в XII веке ушкуйниками — речными разбойниками из новгородских земель. Cначала город назывался Вяткой, в 1457 году переименован в Хлынов, при Екатерине снова стал Вяткой, а нынешнее имя получил при Советах. 

Вятка долгое время находилась в стороне от основных русских земель и была независимой самоуправляющейся территорией, которой не нужно покровительство сильных князей. 

Я снимал город, потому что родился здесь и вырос, мне нравятся местные люди и атмосфера. Просто фиксировал свои впечатления. В 1999 году перебрался в Москву и попал в вакуум — работа в московской прессе, много других дел. Вятка ушла на второй план, но в 2006 году я решил перебрать архив и увидел много фотографий, на которые раньше не обращал внимания. Это естественно для фотографа: мы снимаем и отбираем фотографии на автомате. Проходит время, мы учимся и совершенствуемся, получаем новый взгляд. C этим новым взглядом я отобрал 150 снимков и решил сделать книгу о Вятке.

На отобранных кадрах была середина девяностых, а мне хотелось добавить современное впечатление, поэтому я снова начал ездить в Вятку. Много путешествовал по Кировской области, по маленьким городам и деревням.

Книга вышла в 2014 году, она называется «Вятка», в нее вошло 60 фотографий. Это моя дань родине, собственные впечатления о месте, где я жил и вырос.

Я езжу в Вятку до сих пор, потому что здесь чувствую себя своим. Если я приезжаю в другой регион, всегда жду какого-то подвоха. Я не знаю, какой там менталитет у людей, что они из себя представляют. А Вятка мне знакома хорошо, и фотография чувствует эти вещи. Если хочешь что-то запечатлеть, обязательно нужно погрузиться. В моем случае — прожить всю жизнь.

Люди вдохновляют здесь особенно. Ни с чем не спутать их быстрый специфичный говор, который режет москвичей по ушам.  Когда приезжаю, обязательно захожу в мастерскую художника Александра Мочалова. Колоритный такой дядька с седой бородой. Поболтать с ним в мастерской очень мне приятно.

Встречаю иногда старых друзей из творческой тусовки. Она сложилась в девяностых, когда распался Советский союз и нас всех захлестнула волна открытости. Был среди нас такой музыкант, Эдик, потом он открыл кафе в центре города. Прихожу к нему, заказываю бургер с пивом, болтаю. Не могу сказать, что приезжаешь, а к тебе все кидаются с распростертыми объятиями, но мне здесь определенно хорошо.

Мне кажется, наши предки очень удачно выбрали место для города. Новгородские пираты-ушкуйники сплавлялись по реке и увидели высокий берег — это было отличное место для застройки. В древности города строили там, куда сложно добраться, потому что свою территорию нужно было постоянно защищать. Историческая часть Вятки сейчас находится как раз там, где высокий берег, он окружен несколькими оврагами. Сейчас это очень живописное место, оно мне очень дорого. Понятно, что в центре не обошлось и без уродских зданий. Всё как обычно, всё как в России.

Свое детство я провел в районе Дружба. Название связано с кинотеатром «Дружба», и я жил в коммунальной квартире прямо рядом с этим кинотеатром. В детстве у нас был двор, двухэтажный сарай в этом дворе. Помню, как мы в этот кинотеатр пробирались с пацанами: один покупал билет, потом сзади открывал нам дверь, и мы забегали туда всей толпой. Булочная еще была, родная школа через дорогу от дома. Теперь приезжаю сюда просто погулять, посмотреть, что изменилось или не изменилось, какие дома снесли. На месте того сарая из детства, например, построили многоэтажный дом.

Есть в городе такой Трифонов монастырь. Я застал время, когда на его месте были только развалины, и я гулял по этим развалинам. Храм тоже был в запустении, хотя службы там проводили. Теперь это полноценный мужской монастырь на берегу Вятки, восстановленный и очень красивый. 

В городе есть Александровский парк. Это историческое название, а во времена Советского союза его называли Халтуринским парком, в честь революционера Степана Халтурина. Там тоже был монастырь, но его разрушили, как и многие другие постройки. До революции в Вятке было больше сорока церквей, а сейчас осталось 2-3. Представьте, насколько был бы красивее город, если бы в нем сохранились все исторические здания.

Был огромный собор Александра Невского, который по величине сравнится с Храмом Христа-Спасителя. Его взорвали. Он сохранился только на фотографиях Сергея Лобовикова: был такой фотограф c мировым именем, жил в Вятке еще до революции, а в советские времена переехал в Петербург. Он сделал очень важную вещь — отснял историческую Вятку и крестьянскую жизнь вокруг нее.

Когда я начал фотографировать, мне было где-то 14 лет. Тогда еще был Советский Союз, и приходилось выбирать себе секции. Кто борьбой занимался, а кто футболом. Однажды мне друг сказал «Пойдем в фотокружок», и я согласился. Сначала ходил в районный дворец пионеров, у меня там был хороший учитель Владимир Александрович. Однажды он дал задание снять серию на какую-то тему. Ну, я пошел на завод, где мы проходили практику, и там сделал небольшую серию про мастера-токаря и его учеников. С этой серии всё пошло — ее увидел учитель и сказал: «О, классно, продолжай».

Тогда снимали на пленку, причем цветная была слишком дорогой, и мы брали черно-белую. Проявляли всё сами, в темных комнатах. И вот эта любовь к магии проявки у меня сохранилась до сих пор. Свои творческие, нерабочие проекты я всё еще снимаю на пленку и печатаю сам. 
 
Почему я по-прежнему не снимаю в цвете? Мне важно получить какую-то эмоцию, и, на мой взгляд, цвет отвлекает от главного. В черно-белой фотографии всё понятно, она ближе к зрителю. Да, она уводит тебя от реальности, но взамен дает хорошую пищу для размышлений. 
 

Автор фотографий Алексей Мякишев

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям

Ещё больше пользы