Уральский город золотой

250 лет назад в Березовском нашли золото. Фёдор Телков показывает, чем город живет сейчас

«Который огонь не видишь, о том не думаешь, а к ближнему костерку всякого тянет. А тут, считай, вовсе большой по тому времени костер развели, когда наш-то город ставили».

Это цитата из сказки Павла Бажова «Золотые дайки», в ней говорится про город Березовский. 250 лет назад здесь нашли золото, и металл как магнит потянул к себе самых разных людей из разных концов страны и мира. Здесь началась и умерла золотая лихорадка.

Уральский фотограф Фёдор Телков исследует, чем город живет сейчас и почему сюда по-прежнему тянет людей.

Фотограф
20 марта 2019

В 12 километрах от Екатеринбурга есть небольшой городок с очень русским названием — Березовский. Здесь живут всего 50 тысяч человек, но место известно на весь мир как родина русского золота и родина первой золотой лихорадки.

В 1745 году крестьянин Ерофей Марков искал здесь хрусталь, а нашел крупицы золота, о чем и сообщил начальству. Об этой мистической истории уральский фольклорист Павел Бажов написал сказку «Золотые дайки».

Спустя пару лет здесь заработала первая в стране шахта по подземной добыче золота — так родился Березовский. Уже к 1823 году на тысячах приисков и рудниках Березовского каторжным и крестьянским трудом добывалась половина золота планеты.

« Его, надо думать, каменная сила захватила. Она, известно, кого краешком зацепит, того не выпустит. Нашел один камешок, стал другой искать, а там третий где-то близко. Его найти непременно надо. Так и пошло»

Павел Бажов, сказка «Золотые дайки»

Когда Лев Брусницын изобрел золотопромышленный ковш (дело было в первой половине XIX века), на Урале началась золотая лихорадка. Реки были заполнены старателями, золото мыли даже в центре Екатеринбурга. Но, как водится, металл не приносил счастья. Да, кто-то богател, но потом неминуемо наступала расплата. Ходят слухи, что и сейчас есть «черные» золотоискатели, но это, как известно, закрытая тема.

«В которой жилке турмалин блестит либо зеленая глинка роговицей отливает, там золота не жди. А вот когда серой припахивает либо игольчатник — руда пойдет, айконитом-то которую зовут, там, может статься, комышек готовенького золота и найдешь»

Павел Бажов, сказка «Золотые дайки»

В 2011 году я решил делать проект о золоте и поехал в Березовский первый раз. Проект в итоге не получился, но я продолжал сюда ездить при самых разных обстоятельствах. Сперва на съемки в шахтах, потом исследовал коренных уральских мусульман (башкир и татар), делал задания для одного московского издания, проводил мастер-классы, пробовал новую технику съемки.

Не знаю почему, но этот город всегда тянул к себе. Он находится недалеко от Екатеринбурга, и, вполне вероятно, что города когда-то сольются. Многие работают в Екатеринбурге, а живут в Березовском. Там лучше с экологией, со стоимостью жилья, природой, тишиной. Город сочетает в себе разные миры: там есть и сельская жизнь, и большие торговые центры. Большая часть города застроена невысокими домами, особенно вблизи шахт.

Земля здесь как ноздрястый сыр пронизана штольнями — горизонтальными горными выработками. На территории города сейчас зарегистрировано больше тысячи шахт. В одной тонне березовской породы содержится около двух грамм золота. И по некоторым расчетам, запасов хватит еще лет на пятьдесят.

Кроме золота в Березовском есть Клинический институт мозга — крупнейший реабилитационный центр в России. Еще в городе была Березовская ковровая фабрика, единственная на Урале и в Сибири. Я помню, что даже мельком туда заходил, но что с ней сейчас — непонятно. Здесь пытаются развивать туризм, и тема золота должна стать основной для бренда города. Уже сейчас большие автобусы с шумными школьниками друг за другом подъезжают к учебной шахте горноспасателей.

Чисто внешне я бы не выделил город из множества других, это типичный уральский населенный пункт. Вся его самость под городом.

Земля в сознании человека — это сакральное место, проникновение в нее — процесс мистический. Это зашифровано в каждом из нас. Шахтеры как будто путешествуют в другой мир, у которого есть хозяин и местные жители. Это всегда связано с риском, поэтому шахтеры очень суеверны.

Однажды, разговорившись с бригадиром в шахте, я спросил, верят ли сейчас шахтеры в то, что здесь обитают какие-то «местные жители», другие существа. Он засмущался, но сказал, что хоть это и может показаться абсурдом, но все-таки какие-то потусторонние силы под землей присутствуют.

Между 8 и 9 часами утра на горизонты разной глубины спускаются клети с шахтерами. Несколько раз с ними спускался и я. Перед тем как посадить в клеть, вам дадут рабочую одежду, сапоги, каску. После этого в специальном окошке вы получите самоспасатель (средство защиты дыхательных путей в случае аварии) и налобный фонарь с индивидуальным номером. По этим номерам определяют, сколько человек сейчас внизу, кто уже вышел, а кто нет. Это уже щекочет нервы. Только потом вы зайдете в клеть вместе с работниками, на тросах спуститесь на сотни метров вглубь.

Сверху капает вода, клеть трясется, а под ногами огромная высота. Вы выходите на нужном горизонте и идете по воде, которая почти доходит до колена. Периодически с грохотом проезжают подземные машины или вагонетки, сверкая электричеством. Темноту разрезает свет налобного фонаря, вода, которая капает с потолка, проедает даже рельсы. И это вы еще не начали работать.

«Пусть не думают, что деды-прадеды золотые пенки снимали. Тоже, небось, и рук не жалели и часов не считали, а сколько муки приняли, то по нынешнему времени и не поймешь сразу. Известно, в чем понавыкнешь, то всегда легко да просто кажется, а ведь сперва не так было. На деле с нашим березовским золотом вовсе мудрено вышло. Как нарочно придумано, чтоб до концов не добраться»

Павел Бажов, сказка «Золотые дайки»

Горизонты шахт — это отдельные эпохи, на каждом из них сохранились собственное оборудование и техника. Самой современной шахтой на руднике является «Северная», она основана в 1980 году. Глубина ее шахтных стволов достигает  512 и 712 метров от поверхности.

Проходчики – это особая, уважаемая «каста» шахтеров, их немного и они на вес золота. Эти могучие мужики прокладывают новые горизонты: они словно элитные подземные войска пробивают земную твердь с помощью огромных буров, которые весят десятки килограмм.

Да, работа в шахте выглядит невероятно тяжелой, даже «неоправданно тяжелой», как сказал один мой знакомый. Но при этом шахтеры искренне влюблены в этот мир. Порой они говорят, что в шахте лучше, чем на поверхности: внизу все четко и понятно.

Автор фотографий Фёдор Телков

Этот материал был вам полезен?
Рассказать друзьям

Ещё больше пользы